Гостеприимный водоем

Море любит сильных

Пассажирский плашкоут*, плотно набитый отпускниками, багажом и провожающими, медленно подходит к стоящему на рейде теплоходу. С него нам бросают выброску – тонкий канат с грузом на конце. Шкипер** вяжет ее к толстому швартовому*** тросу, его перетаскивают на теплоход и закрепляют. Есть контакт! Первая гора с плеч, на берег мы теперь точно не вернемся. Но радоваться пока рано, нужно оперативно сколотить десантную группу и разделить обязанности – один человек в первых рядах занимает очередь за билетами, остальные перетаскивают пожитки и охраняют их. Оптимальный состав – трое мужчин и хотя бы две женщины. Пока формируется коллектив, уже закрепили второй швартов, плотно подтянули плашкоут к борту теплохода и спустили металлический трап.

Майская погода на Малокурильском рейде традиционно свежая, дует холодный ветер, идет приличная волна. Рядом с океанским лайнером маленький плашкоут пробкой болтается взад-вперед и вверх-вниз, отчаянно визжат старые автомобильные покрышки, висящие вдоль его борта, но на это никто не обращает внимания. Сейчас главное – перепрыгнуть на нижнюю площадку трапа. Она висит над палубой на высоте обычной ступеньки, но все время норовит сместиться в стороны и одновременно взмыть на полметра вверх. Зазеваешься – можешь ноги поломать. Дамы инстинктивно подались к противоположному борту, предоставив мужчинам демонстрировать свои спортивные навыки. Рюкзак на плечи, чемодан и сумку в руки, авоську в зубы – первый пошел! Бегом!!

Теплоход встречает аборигенов забытым комфортом. За три года безвыездного сидения на родном острове население начало отвыкать от цивилизации. Ноги, привыкшие к болотным сапогам, путаются в паласе. Его почти всюду предусмотрительно накрыли дорожкой из обычной ткани, не чистить же дорогое покрытие после каждого рейса. Ткань уже сбилась в складки, люди спотыкаются, на них натыкаются спешащие следом. Внутри очень жарко. Поупражнявшись в скоростном перетаскивании багажа, плотно одетые отпускники обливаются потом и спешно начинают освобождаться от шапок, курток и свитеров. Но расслабляться рано – впереди очередь за билетами.

У стойки пассажирского помощника кипят страсти. Каюты идут нарасхват, народ при деньгах, за ценой не стоит. А каюта каюте – рознь. Можно попасть в первый класс – две роскошные койки, мягкий диван, рядом симпатичный столик для закуски и прочего. Не забыт индивидуальный душ и туалет. За пару суток, пока будем идти до Корсакова, вполне можно вспомнить, как ими пользоваться. Именно из-за последней проблемы широким массам попасть в такие хоромы почти нереально. Их берегут для уважаемых людей: командиров, директоров, замов и прочей элиты, живущей в домах с удобствами. Как видим, ничего личного, нормальная забота о сохранении в рабочем состоянии фановой системы.

В третий класс можно попасть без блата. Иллюминаторы, правда, завинчены наглухо. Это мелочь, свежего воздуха сколько угодно, стоит только выйти на корму или подняться к спасательным шлюпкам. Туалет где-то за углом в коридоре. Ничего, мы привычные: в поселке от любого барака до сортира на улице ещё дальше. На четырех койках легко размещаемся вшестером. По очереди можно прекрасно выспаться. Зато сэкономим хорошие деньги. Билет на палубу стоит копейки, он – настоящий символ свободы, позволяет обитать где угодно: в музыкальном салоне, у знакомого члена экипажа, в ресторане или баре. Опытные туристы прямо на палубе под открытым небом натягивают палатку и прекрасно отдыхают на своих надувных матрацах. Главное, мы уже идем, бороздим мировой океан на пути к заветной цели.

Теплоход давно снялся с якоря. Еще виден Шикотан, над скалой у входа в бухту моргает огонек маяка. Стая чаек держится за кормой, но скоро отстает. Пора перекусить домашними бутербродами и отправляться на боковую. День выдался хлопотный.

Стоим в бухте на восточном берегу острова Итуруп. С океана идет зыбь, теплоход медленно покачивается. На открытой палубе холодно. Низкие тучи скрывают вершины сопок. Кто-то принес фотоаппарат, помотал видоискателем туда-сюда и спрятал – снимать нечего. Местный абориген, ожидающий высадки, обиделся и взялся просвещать темную публику:
– Бухта называется Касатка, касатки здесь и вправду водятся, а также киты, сивучи и нерпы. Если повезет, кого-нибудь увидите, так что фотоаппарат не прячьте. Но этого добра на всех Курилах хватает. А вот исторические события происходили не всюду…
Выждав профессиональную паузу и подогрев интерес слушателей, он продолжает:
–Почти никто не знает, что до 1945 года бухта, в которой мы стоим, называлась Хитокаппу. Именно отсюда в конце 41 года объединенная японская эскадра из авианосцев, линкоров и подводных лодок отправилась к Гавайям и разнесла в пух и прах американский флот в бухте Пёрл-Харбор. Интересно, что до начала войны японцы не имели специальных бронебойных бомб, способных пробить горизонтальную броню американских линкоров, имевшую толщину 5 дюймов (127 мм). Тогда они срочно приделали к корабельному 355-мм бронебойному снаряду хвостовую часть со стабилизаторами. Именно этими бомбами, весившими 800 кг, и были потоплены американские корабли. Про Жемчужную гавань на Гаваях все знают, а то, что знаменитая операция началась в этой бухте, до недавнего времени почти никому не было известно.

К разговору подключился Федор Пыжьянов, историк Малокурильской школы: –Теперь понятно, зачем японцы завезли на Шикотан эти «хвосты». Мы их нашли в бухте Горобец и все гадали, для чего нужны половинки бомб с толщиной стенки 50 мм. Они лежали рядом с дорогой в ящиках из деревянных реек, с одной стороны на них была нарезана резьба, а с другой крепились четыре стабилизатора. Одну такую «игрушку» мы с трудом поставили вертикально, она весила больше 100 кг. Жаль, туда нет хорошей дороги, а то мы бы привезли экспонат в школьный музей».

Патриот Итурупа в долгу не остался: «Ваш Шикотан тоже может войти в историю, если его с перепугу отдадут японцам. А Итуруп уже знаменит. Помните, в 60 году страна чествовала четверых героев, которые 49 суток дрейфовали в океане на самоходной барже, питались кожаными ремнями и подметками, друг друга не съели и были спасены американцами? Да, да – Зиганшин, Поплавский, Крючковский и Федоров. Отсюда их и унесло в Тихий океан. И это ещё не все. Здесь произошел инцидент, о котором газеты не написали ни слова, а его последствия могли привести к настоящей войне. Американский «Боинг» случайно или специально залетел в нашу зону над Итурупом. С аэродрома «Буревестник» поднялись истребители и заставили его сесть. Самолет громадный, такие здесь никогда не садились. Я видел фото – возле «Боинга» стоит наш истребитель, а колпак его кабины – на уровне колеса этого летающего гиганта. Пригласили из местной школы учителя английского языка, но бесполезно, они друг друга не поняли. Позже прилетел военный переводчик. Оказывается, «Боинг» вез американских солдат с Аляски в Японию и далее во Вьетнам. Там тогда шла война. Выходить из самолета американцы отказались. Наши решили, что им отсюда не подняться, полоса короткая и обрывается в море. Пилоты «Боинга» походили по аэродрому и решили взлетать. Очевидцы рассказывали, что когда эта махина выруливала на ВПП по «рулежке» – вспомогательным полосам, покрытым перфорированными стальными листами, эта «рулежка» пачками срывалась и улетала как солома. Американцы благополучно взлетели, а нам оставили кучу проблем и ремонта. Теперь хочу спросить, на ваших островах тоже происходили события мирового значения?»

Итурупский «абориген» с улыбкой поглядел на присутствующих, кивнул и гордо ушел на высадку. С палубы, где мы стояли, аэродрома не было видно, в небе давно растаял след от улетевшего «Боинга» и на поверхности океана не сохранилось намека на кильватерную струю**** знаменитой японской эскадры. Киты и касатки в акватории тоже не появились, а потому возникла здоровая мысль спуститься в ресторан. Увы, все столики оказались занятыми, очередь перед входом образовалась нешуточная. Оно и понятно: вчерашние переживания при посадке народ решил компенсировать гастрономическим позитивом. Многие вообще ничего не ели целый день. Мы не из таких, но тут дали промашку. Нечего было на палубе прохлаждаться. Наконец, из ресторана начали выползать, причем нарочито медленно, довольные посетители. Потерпим, мы люди закаленные, будет и на нашей улице праздник.

Ресторанное меню свидетельствует о прекрасном знании запросов клиента. Никакой рыбы и супов. Вареная колбаска, салат из свежих (подумать только!) огурчиков, минеральная вода «Ласточка» и неограниченное количество крепких напитков – основа любого заказа. Мясо с картофелем и салат из свежей капусты – для основательности. Не плохо бы и яичницу, яйца на остров последний раз завозили осенью. Как мало человеку нужно для полного счастья! И сразу жить стало лучше, жить стало веселее. После праздника души и тела можно подремать часок-другой. Благодать! И почему отпуск случается так редко?

Нормально выспаться не получилось. Попробуй заснуть, когда то головой в переборку упираешься, то ногами в бортик кровати. Вставать неохота, но и лежать при бортовой качке – мало радости. Придется подниматься и ползти на воздух. В коридорах пусто, на палубе нужно прятаться от ветра. Там собралось несколько курильщиков. На свежем ветру курить нет смысла, сигарета без затяжки огнем горит. Решили спуститься вниз, благо подошло время обеда. Двери ресторана гостеприимно открыты, половина столиков свободна. Официант стелет мокрую скатерть, на ней лучше держится посуда. Скоро пролив Екатерины, там всегда качает, а в свежую погоду… Из-за приливов-отливов уровни Тихого океана и Охотского моря почти всегда не совпадают, в проливах между островами возникает течение не хуже, чем на горной речке. Древние жители Курил айны на своих лодках переплывали проливы только при полном отливе, что бывает раз или два в сутки. У них времени было полно, а у теплохода расписание, с приливами-отливами никак не согласованное. От первых блюд придется отказаться, упор делаем на второе и холодные закуски. Бабах! С крайнего столика слетела и разбилась тарелка. Значит, мы в самом проливе. Официанты бегают между столиками, поднимают на них бортики. До этого нехитрые реечки скромно прятались под скатертью, а тут оказались в самый раз. Действительно, все гениальное устроено просто.

Первую поднимаем за тех, кто в море. Им всем, в том числе и нам, слабым творениям природы, это очень кстати. Коньяк растворяется в организме. Секунда, другая, и начинается удивительная метаморфоза. Качки как не бывало. Собственно, палуба качается – будь здоров, за стол держаться приходится. Но на нас это уже не влияет. Из литературы известно, что на парусных судах благородных дам в свежую погоду отпаивали шампанским. Подтвердить не можем, не пробовали, а что касается коньяка и водки – гарантия полная. В лучших традициях отечественной науки проверено на себе. Отдаем должное закускам и вспоминаем страдальцев, не успевших своевременно принять спасительный эликсир. Теперь им лежать пластом на койках до полной победы. А нам можно не спешить. Пора подкрепиться всерьез. Недаром старый морской волк – боцман с теплохода «Свирица» Коляныч, выходя в шторм из камбуза с громадной алюминиевой миской борща, всегда повторяет: «Море любит сильных, а сильные любят поесть!». Печальный официант приносит на стол гору всякой снеди. Его грусть понятна – план и чаевые горят синим пламенем, погода не способствует аппетиту пассажиров.. Зато нам хорошо –
никто над душой не стоит с томным видом, ожидая, когда ты, наконец, уберешься и освободишь место достойному человеку.

В Охотском море качка заметно уменьшилась. Можно на палубе постоять, подышать соленым морским воздухом. Идем на север вдоль берега Итурупа. Остров кажется пустынным. Береговые скалы расступаются двойным проходом, за которым лежит большой залив, окруженный отвесными скалами. Это знаменитая Львиная Пасть – затопленная кальдера громадного вулкана. Он взорвался около десяти тысяч лет назад, в результате образовалась гигантская каменная «труба» диаметром около 8 километров и высотой до километра, уходящая на 550 метров под воду. Западная стенка кальдеры разрушилась, образовался проход, куда хлынуло море. В центре прохода поднимается симпатичная скала. Говорят, она похожа на лежащего льва. Ее так и назвали Лев-Камень. Увы, бинокля у нас нет, Льва не разглядеть. Но рыкнул он основательно. Только из жерла вылетело 50 кубических километров породы, а еще имелся полагающийся солидному вулкану конус. Вулканологи оценили это извержение в 6 баллов по 8-балльной шкале. После таких извержений на годы меняется климат по всей планете, становится заметно холоднее. Схожий по мощности взрыв когда-то уничтожил половину острова Санторин в Эгейском море. Душа радуется, когда знаешь, что дважды такие вулканы не взрываются, во всяком случае, им для порядка нужно обзавестись хотя бы новым конусом. Когда пасть Льва остается за кормой, на душе сразу становится спокойнее. Слишком много шумных событий планетарного масштаба происходило на замечательном острове Итурупе.

После стоянки на рейде Курильска идем открытым морем на Сахалин. Бороздить мировой океан слегка надоело, хорошо, что остался всего один переход до порта Корсаков. Несколько семей решили идти до Владивостока, собираются ехать в Москву по железной дороге. Нам этот вариант не подходит. Наш коллега, прораб из Малокурильска Саша Мещеряков, в прошлом году рискнул на такое путешествие. По возвращении он мрачно сообщил, что за все семь суток дороги у него был единственный светлый день, когда он в Хабаровске на вокзале смог купить ящик пива. Интересно, что мешает прицепить к поезду вагон с напитками? Сколько бы народу осчастливили.

Охотское море – не самый гостеприимный водоем на земле, даже летом на нем встречается плавучий лед. Зато рыбы здесь великое множество. Поперек нашего курса нахально прет шхуна, скорее всего японская, но может быть корейская или тайваньская. По морскому международному праву трехсотмильная экономическая зона закрыта для свободного промысла. Но ходить-то по ней не возбраняется. Ко всему в центральной части Охотского моря остается узенькая щель, куда наша зона не достает. Туда и летит шхуна, а заодно по дороге сбросит за борт порядок-другой жаберных сетей или корзин-ловушек на краба. Кто не рискует, тот не пьет… саке.

Шхуна ушла за горизонт, море пустынно, бессчетной чередой катятся волны, слегка будоража невероятную массу соленой воды, называемую мировым океаном. Замечательно провести несколько суток на борту плавучей гостиницы с рестораном, музыкальным салоном и прочими благами цивилизации. А месяц или полгода, как на плавбазах? А всю жизнь? С ночными вахтами, штормами, тайфунами, подводными камнями, коварными течениями и старой изношенной машиной? Прав был боцман – море любит сильных.

Плашкоут* – баржа.
Шкипер** – капитан несамоходного судна.
Швартов, швартовый трос*** — растительный или стальной канат, с помощью которого судно закрепляется у причала.
Кильватерный след, кильватерная струя**** – возмущённая полоса воды, остающаяся за кормой идущего корабля.

Естественный пруд: беды и радости

Нет солнца, но светлы пруды,

Стоят зеркалами литыми,

И чаши недвижной воды

Совсем бы казались пустыми,

Но в них отразились сады.

С тех пор как на садовых участках овощные грядки начали сдавать позиции, уступая место клумбам и рабаткам, водоём в саду стал признаком хорошего тона. Мода, особа весьма и весьма бесцеремонная, вторгается во все сферы нашей повседневной жизни, и чаще мы безропотно подчиняемся её диктату. Современные материалы существенно облегчили процесс создания водоёма и предоставили почти неограниченные возможности для воплощения в жизнь собственных фантазий, поэтому пруды начали появляться повсеместно, совсем как грибы после дождя. Однако в нашем случае дело обстояло иначе. Пруды явились не прихотью и не данью моде. Низкие болотистые участки нуждались в осушении, и водоёмы в саду предназначались для отвода избыточной влаги, то есть выступили аналогом обычной дренажной канавы. Первый маленький пруд был выкопан вручную. Продолговатая яма размерами метр на два с половиной довольно быстро наполнилась водой без нашей помощи. Вдохновлённые успехом, мы призвали на помощь технику и вырыли в самом заболоченном месте участка котлован, глубина которого достигала почти трёх метров.

Результат превзошёл все ожидания. Во-первых, значительно суше стало не только в наших собственных владениях, но и у соседей, тоже озабоченных проблемами мелиорации. Во-вторых, извлечённый грунт позволил поднять уровень участка без дополнительных затрат. И в-третьих, мы стали счастливыми обладателями двух естественных водоёмов.

Открывшиеся передо мной перспективы будоражили воображение, и я с энтузиазмом принялась осваивать прибрежную зону, совершенно не представляя, с какими трудностями мне придётся столкнуться. В то время моё знакомство с садовыми прудами ограничивалось использованием готовой пластиковой формы, поэтому большинство премудростей пришлось постигать на практике. К счастью, неожиданные проблемы не смогли перевесить достоинства естественного пруда, и сегодня мы ничуть не жалеем о принятом когда-то решении.

Естественный пруд — это прежде всего прекрасная возможность почти безо всяких усилий выращивать влаголюбивые растения. Большая их часть очень красива, однако, размещённые в обычном цветнике, они нуждаются в частом поливе, что далеко не всегда осуществимо. Влажный берег пруда позволяет им благоденствовать, и хозяев никогда не будут посещать навязчивые мысли о необходимости оставить все прочие дела и опрометью бежать к своим любимцам, чтобы утолить их жажду. Более того, можно с чистой совестью уехать в отпуск, не опасаясь, что по возвращении обнаружишь в саду хладные, а точнее, засохшие «трупы».

Читайте также:  Когда труд на даче в радость: капельный полив участка

Лилейники (Hemerocallis), традесканции (Tradescantia), сибирские ирисы (Iris sibirica), посконники (Eupatorium) и многие другие растения с аналогичными требованиями, будучи посаженными на берегу, порадуют вас таким пышным цветением, добиться которого в менее подходящих условиях будет весьма непросто.

Любимые всеми астильбы (Astilbe) предпочитают затенённые уголки сада. Однако при отсутствии подходящего местечка их можно безбоязненно высадить на берегу прямо под палящими лучами солнца, и чувствовать себя они при этом будут гораздо лучше, чем в сухой тени. В справедливости этого я убедилась на собственном опыте. То же самое относится, например, к сортам крупнолистной бруннеры (Brunnera macrophylla), некоторым вариегатным сортам хосты (Hosta) и японским примулам (Primula japonica).

Влажный, затопляемый весной берег позволяет наслаждаться обществом таких красавцев, как гибриды ириса мечевидного (Iris ensata), которые у нас чаще называют японскими ирисами, а в самой Японии именуют хана-шобу. Для этих растений прибрежная зона — место естественного произрастания. Тут они могут в полной мере продемонстрировать свою экзотическую, ни с чем не сравнимую красоту.

Пруд на участке приводит к повышению влажности воздуха, а значит, к созданию особого микроклимата, благоприятного для многих садовых растений. В первую очередь для рододендронов, которые в Подмосковье из-за сухости воздуха нередко страдают. Если посадить их неподалёку от пруда, соблюдая при этом все прочие требования агротехники, они окажутся в комфортных условиях и не замедлят отблагодарить хозяев феерическим цветением.

К сожалению, у прибрежных посадок есть и свои недостатки. Ранней весной, когда цветники нужно как можно быстрее вычистить, убрав весь скопившийся за зиму мусор, сделать это довольно непросто. Искусственный пруд позволяет без помех подойти к самой кромке воды. На берегу естественного существует риск увязнуть по щиколотку и глубже. Работу приходится откладывать, пока пруд после весеннего паводка окончательно не вернётся в свои берега, а из почвы не уйдёт лишняя влага. Для того чтобы растениям в этой ситуации не мешала прошлогодняя листва, обрезать её лучше в предзимье, и, значит, объём осенних работ автоматически увеличивается.

К тому времени, когда берег подсохнет достаточно, чтобы на него можно было ступить без опаски, надо немедля объявлять войну сорнякам. Упущенное время может привести к катастрофическим последствиям, потому что в прибрежной зоне приходится иметь дело с особо злостными агрессорами, перед которыми меркнут даже сныть (Aegopodium podagraria) и пырей (Elytrigia repens). Осоки (Carex), тростник (Phragmites australis), рогоз (Typha latifolia) и вербейник обыкновенный (Lysimachia vulgaris) на вполне законных основаниях считают себя хозяевами здешних мест и поэтому ведут себя крайне бесцеремонно. Если дать им поблажку, то спустя короткое время избавиться от этих самоуверенных нахалов будет очень трудно в силу особенностей строения их корневой системы и крайне высокой скорости разрастания. Но самые большие неприятности может доставить, пожалуй, камыш (Scirpus radicans). Его длинные побеги способны дать корни даже в воде, поэтому новое поколение агрессоров приходится буквально вылавливать, пока они не успели «нащупать почву под ногами». В маленьком пруду сделать это не очень сложно, но в большом и глубоком камыш превращается в серьёзную проблему и грозит заболачиванием.

На берегу пруда борьба с сорняками напоминает Столетнюю войну, потому что идёт не на жизнь, а на смерть в течение всего сезона. Если в других уголках сада к концу июля можно заключить временное перемирие, то у кромки водоёма сражения не прекращаются до наступления устойчивых холодов.

При сооружении искусственного пруда задачей первостепенной важности является тщательное декорирование его краёв независимо от того, что именно используется: пластиковая форма или плёнка из бутилкаучука. Плохо задекорированный край сведёт на нет все приложенные усилия и безнадёжно испортит впечатление.

Естественный пруд в этом, конечно, не нуждается, демонстрируя тем самым одно из своих неоспоримых преимуществ. Но его берега, в свою очередь, требуют укрепления. В противном случае есть риск в один прекрасный день оказаться в воде вместе с оползнем.

К счастью, эту проблему можно решить и без применения технических средств. «Кто нам мешает, тот нам и поможет»,— провозгласил знаменитый герой Фрунзика Мкртчяна в «Кавказской пленнице». Уже упомянутые осоки и компания прекрасно держат берег, препятствуя его размыванию. Разумный подход помогает превратить их из врагов в союзников, ограничивая распространение этих растений только узкой береговой кромкой. Столь же хорошо справляются с этой задачей частуха подорожниковая (Alisma plantago-aquatica) и дербенник иволистный (Lythrum salicaria). Последний замечателен ещё и тем, что радует пышным цветением в конце лета, когда большинство растений прибрежной зоны уже давно отцвели. К этому перечню стоит добавить влаголюбивые злаки, например, манник (Glyceria aquatica), двукисточник (Phalaris arundinacea) и великолепные мискантусы (Miscanthus), тоже предпочитающие увлажнённые почвы. Когда осенью метёлки соцветий мискантуса, точно знамёна, колышется на фоне водной глади и отражаются в зеркале пруда, ему нет равных по красоте и величию.

Если же берег пологий и чересчур заболоченный, лучше использовать белокрыльник (Calla palustris). Co временем он образует плотные красивые заросли, каких не увидишь ни в одном искусственном пруду, и чётко определит границу между «твердью земной» и тем местом, куда лучше не ступать во избежание неприятностей.

Обозначить эту границу помогут и другие болотные растения. Выбор для естественного пруда очень велик. Некоторые из них способны произвести неизгладимое впечатление на ваших друзей и знакомых. Например, вех (Cicuta virosa) — знаменитая цикута, ядом которой, согласно литературным источникам, был отравлен Сократ. Разумеется, не стоит никому рассказывать, что на самом деле греки имели в виду болиголов (Conium). Пусть гости почтительно любуются утончённым вехом с его изящными перистыми листьями и нежным зонтиком соцветия. Вех неагрессивен, поэтому в отличие от белокрыльника прекрасно подходит для маленьких прудов, но заводить его в саду при наличии в семье маленьких детей всё-таки не стоит.

У естественных прудов имеется ещё один серьёзный недостаток — заиливание. Со временем глубина водоёма может заметно уменьшиться за счёт скапливающегося донного осадка, поэтому время от времени пруд нуждается в чистке. Для этого в первую очередь, необходимо откачать воду. Если водоём довольно большой, то без техники в этом нелёгком деле не обойтись. Маленький же прудик можно вычистить собственными силами. Ежегодно мы выбираем время, когда стоит сухая жаркая погода, дожидаемся, пока уровень воды максимально понизится, и, натянув болотные сапоги, чистим совковой лопатой дно нашей «ямки». Извлечённая в ходе этого мероприятия «грязь» является отличным естественным удобрением, которое тут же используется в цветниках и на грядках. Кроме того, непривлекательное, казалось бы, дело оборачивается безудержным весельем, потому что взрослые люди, волей-неволей перемазавшись, будто возвращаются в детство, вспоминая, как любили возиться в придорожных канавах и лужах, и с лёгким сердцем устраивают себе настоящий «праздник непослушания».

А вот решить проблему с очисткой воды в естественном пруду, на мой взгляд, гораздо проще, чем в искусственном водоёме. Во всяком случае, никаких дополнительных затрат для этого не потребуется. Вместо фильтров, аэраторов и специальных добавок, предотвращающих «зацветание», достаточно поселить в водоёме растения-оксигенаторы. Они обогащают воду кислородом, на их листьях оседают мелкие частички взвеси, непременно присутствующей в воде, поэтому кое в чём они вполне могут конкурировать со сложными и недешёвыми системами фильтрации. Проще всего иметь дело с роголистником (Ceratophyllum demersum). Достаточно бросить его черенки в воду, а впоследствии время от времени прореживать заросли обыкновенными граблями, что мы с успехом и проделываем. Можно упомянуть также рдест (Potamogeton) и элодею (Elodea), однако обращаться с последней следует крайне аккуратно. Эту гостью из-за океана недаром называют «водяной чумой»: скорость, с которой она захватывает новые территории, поражает воображение.

Впрочем, растения-оксигенаторы скорее всего поселятся в естественном пруду самостоятельно, безо всякой помощи. Возможно, они попадут туда во время весеннего паводка, а может быть, их занесут птицы, как это произошло в нашем случае. Птицы появятся около пруда непременно, и чем больше будет площадь водоёма, тем выше вероятность увидеть довольно редких для сада гостей.

И тут пора сказать о главном достоинстве естественного пруда, достоинстве столь весомом, что ради него стоит не только примириться с определёнными неудобствами, но и хорошенько потрудиться.

Естественный пруд — это природный биоценоз, расположенный прямо под окнами вашего дома. С рассвета до позднего вечера, когда над водой начинают бесшумно проноситься летучие мыши, хватая роящуюся мошкару, вы можете наблюдать жизнь водоёма во всех подробностях, каждый день, делая новые открытия и восхищаясь чудесами, припасёнными в копилке природы. Конечно, это природное сообщество испытывает влияние человека, но в данном случае влияние это не столь существенно и заключается главным образом в интродуцировании несвойственных данной местности растений. Зато сколько очаровательных «дикарей» вырастут на берегах безо всякого вмешательства с вашей стороны! Пышный лабазник (Filipendula ulmaria) и нежный, но упрямый паслён (Solanum dulcamara), восхитительный стрелолист (Sagittaria sagittifolia) и утончённый гравилат (Geum rivale), «голубоглазая» вероника поручейная (Veronica beccabunga) и стойкий вербейник монетчатый (Lysimachia nummularia) расстелит золотой ковёр у ваших ног. «Сорняки!» — пренебрежительно бросит кто-то. Что ж, доля истины в этом есть, но ведь многие из декоративных растений, столь любимых садоводами, у себя на родине тоже считаются сорняками. Можете мне поверить: растения, на которые порой не обращают внимания, оказавшись на берегу пруда, заиграют новыми красками и придадут вашему саду особую прелесть.

Конечно, естественный пруд создаёт весьма благоприятные условия для развития комариных личинок. Но коль есть комары, значит, будут и красавицы-стрекозы с переливающимися на солнце слюдяными крылышками. Значит, будут бойкие лягушки и важные жабы, которые помогут вам в трудной борьбе с вредителями и огласят весенний сад своим дружным хором. Могут поселиться деловитые ужи, и если вы не станете докучать им излишним вниманием или пустыми страхами, освоившись, они тоже встанут на защиту сада, уничтожая чересчур расплодившихся мышей.

Никакая другая садовая затея не принесёт столько неподдельной радости ребёнку. Часто мы забываем, как трудно непоседливому любознательному человечку бродить по аккуратным дорожкам среди идеальных клумб. Естественный пруд займёт его внимание, научит жить в гармонии с природой, поможет выработать такие полезные качества, как наблюдательность и терпение.

Несколько лет мы живём бок о бок с ондатрой. Этот неутомимый зверь доставляет нам массу неприятностей, устраивая норы под берегом, перекапывая цветники, сооружая систему туннелей. Но это сущие пустяки по сравнению с восторгом моего сына, впервые увидевшего, как бесшумно, точно перископ подводной лодки, появляется из воды усатая мордочка.

Мой неугомонный мальчишка, затаив дыхание, сидел на берегу, когда на пруд опустились дикие кряквы. Замерев, он не сводил глаз с уток, нырявших, чистивших перышки и, наконец, заснувших в зарослях осоки и болотного ириса. Как заворожённый, наблюдал он за брачным танцем ужей, кружащих в воде, точно ожившие герои уральских сказов Бажова.

Сад, как известно, — это отражение хозяина. В зеркале садового пруда отражение множится, позволяя, заглянув в Зазеркалье, увидеть разные грани собственного «я». И естественный пруд, в котором нет ничего лишнего и чужеродного, непременно поможет снова обрести истинного себя, без гламура и наносного глянца. Просто наклонитесь над водой и взгляните на своё отражение.

17 крутейших местечек, о которых бессовестно умалчивают путеводители

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Казалось бы, мы знаем все о нашей планете. Однако даже в самых популярных туристических местах можно открыть по-настоящему удивительные уголки — как созданные самой природой, так и возведенные руками человека.

AdMe.ru собрал для вас 17 крутых местечек, о которых вы наверняка еще не слышали. А один очень интересный бонус ждет вас в конце статьи.

17. Амфитеатр в Пуле, Хорватия

Одной из самых известных достопримечательностей Италии является римский Колизей. Однако в хорватском городе Пуле есть не менее красивый амфитеатр. Он был построен из дерева, а затем перестроен из камня в I веке н. э., вмещал до 23 тыс. человек и использовался для массовых зрелищ. В V веке с запретом гладиаторских боев сооружение стало постепенно разрушаться и разграбляться. В Средневековье арену приспособили для выпаса скота, ярмарок и рыцарских турниров, а в XX веке — для военных церемоний, парадов, театральных постановок.

16. Пещера Шондонг, Вьетнам

Пещера была открыта в 1991 году, однако ее изучение началось в 2009-м, а организованные группы туристов стали пускать совсем недавно. Шондонг называют самой большой пещерой в миреее протяженность более 9 км, а высота сводов такова, что под ними легко мог бы поместиться 40-этажный небоскреб!

Пещера образовалась из-за размытия известняковой горной породы, и теперь внутри нее есть своя экосистема с рекой и водопадом, уникальными растениями, животными, сталактитами и так называемыми пещерными жемчужинами — каменными образованиями из кальцита, которые формировались на песке под воздействием воды в течение сотен лет.

15. Колокольня на озере Резия, Италия

Озеро Резия образовалось в 1950 году в результате строительства гидроэлектростанции и дамбы и затопления двух деревень. Над поверхностью водохранилища возвышается колокольня, построенная еще в XIV веке. В связи с изменением уровня воды над озером периодически можно увидеть только верхушку башни с часами. Из-за сильных ветров на озере поднимаются волны, поэтому местечко нравится серферам.

Летом вокруг колокольни можно прокатиться на катере, а с приходом морозов туристы могут дойти до башни прямо по льду. Кроме того, по легенде, здесь все еще можно услышать колокольный звон, хотя сами колокола сняли с башни еще до затопления.

14. Менгиры Калланиша, Шотландия

Пожалуй, самым разрекламированным каменным сооружением Великобритании является Стоунхендж. Однако загадочный Калланиш на острове Льюис в Шотландии ученые называют крупнейшим памятником мегалитической культуры. Это 13 монументов и групп вертикально установленных, буквально выросших из земли камней высотой до 5 метров, образующих круги. За пределами круга установлены камни в форме, напоминающей кельтский крест, указывающий концами на стороны света. По одной версии, эти менгиры не что иное, как гигантский лунный календарь, по другой — древнее обрядовое место.

13. Природный мост Пон-д’Арк, Франция

Вдалеке от оживленных городских улиц на юге Франции в местечке Пон-д’Арк располагается природный мост с аналогичным названием. Он возвышается над рекой Ардеш, которая и вымыла в скалистой породе за сотни лет внушительную арку высотой 50 метров и шириной 60 метров. Здесь удивительно тихо и спокойно, в летний период проходят соревнования по гребле на каноэ. А недалеко от моста находится исторический памятник — древняя пещера Шове с наскальными рисунками возрастом до 30 тыс. лет!

12. Мадаин-Салих, Хегра, Саудовская Аравия

По сравнению с иорданской Петрой археологический комплекс Мадаин-Салих не так широко известен, хотя он является древнейшим сооружением Саудовской Аравии возрастом около 2 000 лет. Этот исторический город-памятник включает 111 скальных захоронений, башен, жилых помещений, храмов и гидротехнических сооружений древнего набатейского города Хегра, бывшего некогда центром торговли. Все постройки украшают скульптуры, барельефы, наскальные надписи.

11. Озеро Эльтон, Волгоградская область, Россия

Площадь этого удивительного соленого водоема —150 кв. км, что делает его самым крупным минерализованным озером в Европе. Его глубина не превышает 7-10 см летом и 1,5 м весной. Оно является важнейшим пунктом миграции куликов и журавлей, привлекает туристов необычными соляными пейзажами и бальнеологическими свойствами. Эльтонский природный парк, на территории которого расположилось озеро, является домом для нескольких сотен видов растений и животных, в том числе уникальных.

10. Кафедральное ущелье, национальный парк «Пурнулулу», Австралия

Национальный парк «Пурнулулу», внесенный в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, изобилует полосатыми горными кручами из песчаника, озерами, здесь уникальная флора и фауна. На его территории располагается огромное количество ущелий, одно из самых живописных — Кафедральное, представляющее собой настоящий природный амфитеатр с потрясающей акустикой.

9. «Лабиринт Орта», Испания

«Лабиринт Орта» — исторический и старейший парк в Барселоне, который был заложен в конце XVIII века как неоклассический сад. Это место, богатое живыми изгородями, клумбами, беседками, каналами, было излюбленным для проведения культурных и общественных мероприятий. Сегодня в парк может попасть небольшое число посетителей в день.

8. Часовня Сен-Мишель д’Эгиль, Франция

В небольшом городке Ле-Пюи-ан-Веле на юге Франции, на вершине отвесной 90-метровой скалы есть часовня, построенная в 962 году! До этого года на скале находились языческий дольмен и древнеримское святилище, и в целом все предания называют скалу священным местом. Часовня уникальна не только своим расположением, но и фресками, мозаиками, росписями, которые за всю историю ни разу не реставрировались.

7. Голубой пруд Биэй, Япония

Голубой пруд в префектуре Хоккайдо был создан после строительства дамбы как часть системы контроля процессов эрозии и защиты близлежащих районов от селей. Необычный ярко-бирюзовый цвет воды вызван естественной работой минералов и может меняться в зависимости от погодных условий и угла зрения. А торчащие из воды высохшие стволы деревьев только добавляют пейзажу фантастичности. Долгое время этот природный объект был закрыт для посещений и стал доступен всего несколько лет назад.

6. Залив Духов, мыс Реинга, Новая Зеландия

Мыс Реинга — это северная оконечность полуострова Аупоури в Новой Зеландии. Недалеко от берега бушуют опасные волны, а на горе стоит маяк, озаряющий все вокруг вспышкой каждые 26 секунд. К востоку от мыса располагается уединенный пляж с бледно-розовым песком. Местные аборигены верили, что душа после смерти отправляется именно на этот пляж, чтобы совершить последний рывок перед погружением в потусторонний мир. Поэтому это местечко считается священным и посетителям запрещается здесь есть. Добраться на мыс достаточно сложно, так как дорога частично пролегает через зыбучие пески, поэтому лучше отправляться с организованной группой туристов.

Читайте также:  Какую бензиновую газонокосилку выбрать для газонов и скоса травы на даче

5. Мечеть Тин Мал, Марокко

Мечеть Тин Мал была построена в 1156 году в честь основателя династии Альмохадов и является одной из двух мечетей в Марокко, открытых для немусульман. Ее отличает удивительная архитектура, и с 1995 года мечеть входит в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Хоть мечеть расположена в горной деревне всего в 100 км от Марракеша, редкий турист знает об этом красивом местечке.

4. Мероэ, Судан

Мероэ — это древний город на территории современного Судана, столица нубийского царства Куш, зародившаяся еще в VIII веке до н. э. Здесь можно взглянуть на множество пирамид, в которых проводились захоронения знатных особ, остатки дворцовых стен, где короновали царей, а также купальни, храмы. К сожалению, к III веке до н. э. город пришел в упадок и от него остались только руины. Весь комплекс внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, однако немногие знают об этом местечке, посещая исключительно памятники Древнего Египта.

3. Лас-Позас, Хилитла, Мексика

Лас-Позас — это настоящий райский сад с сюрреалистическими скульптурами и фантастическими ландшафтами заброшенного города, которые начал создавать в 60-70-х годах XX века скульптор Эдвард Джеймс. Это нереальный коктейль из искусственных сооружений, буйной растительности, тропических цветов, водопадов и небольших прудов, где не встретишь четких линий, простых форм или законченных конструкций и буквально все поражает и заставляет мечтать.

2. Лагуна Гиола и Мраморный пляж, Тасос, Греция

На греческом острове Тасос, отделенный от кромки моря каменистым бордюром, находится небольшой природный бассейн в форме капли с чистейшей водой, именуемый Слезой Афродиты. По легенде, его создал Зевс для купания богини красоты. Словно покрывалом, с одной стороны бассейн прикрыт каменистым отвесом, с которого можно прыгать в воду, но будьте осторожны — глубина всего 3 метра! Незнакомому с местностью туристу найти лагуну Гиола будет достаточно проблематично, но пейзажи, открывающиеся на рассвете, стоят поисков!

На том же острове Тасос находится уникальный Мраморный пляж с чистейшей голубой водой и белым мраморным песком. Сочетание просто потрясающее! Но дорога к этому местечку достаточно трудная, да и пляжи практически дикие, так что придется запастись провизией и терпением, но путешествие того стоит!

1. Эллидаэй, Исландия

Эллидаэй — один из Вестманских островов у южного побережья Исландии. Это идеальное место, чтобы побыть в одиночестве и не слышать шума соседей, потому что здесь стоит всего лишь один дом, построенный еще в 1953 году. Постоянного населения на острове нет, но туристы приезжают сюда порыбачить, поохотиться за тупиками и попариться в сауне в домике.

Бонус: Настоящая Атлантида

Вот уже почти 2 тысячелетия ведутся поиски легендарной Атлантиды, ушедшей под воду примерно 9 тыс. лет назад. Ученые называют до 50 точек, где ее можно искать. Поэтому пока ни в одном путеводителе вы не встретите информации о точном местоположении этого легендарного города-государства. Но, как только мы его узнаем, обязательно вам расскажем!

Отчет о рыбалке: 29 октября 2016, Боевское озеро

Дата рыбалки:29 октября 2016г.
Водоем :Боевское озеро
Место – область/район:Свердловская обл.
Подробное описание места:Ловил в пятидесяти метрах от берега на левой стороне.
Погода, состояние водоема:Температура воздуха -2°C, преимущественно без осадков, давление 739 мм.рт.ст., ветер 3м/с, порывы до 9 м/с, восточный, влажность воздуха 88%. Немного мела позёмка по льду, засыпая лунки, но в целом вполне сносная погода. Уровень воды в норме, лёд сантиметров 5-7! Заходы нормальные, промоин не видно, глубина в месте ловли, 1.5 метра. Температура воды +3°C.
Способ ловли:Блеснение, Мормышка
Моя снасть:Старые добрые снасти: Удочка Tica A-Elita AP100. Металлический кивок, леска диаметром 0.14 мм.
Мои приманки:Блесна серебристая длинной два сантиметра, мормышка капля, бело-красная, с чёрными вкраплениями, вес в районе 3-х грамм.
Насадка, прикормка:Прикормку не использовал, а в качестве насадки: кожа куриная, Мотыль «Berkley Powerbait Blood worms»
Какую рыбу ловил :ротан
Мой улов:3-5 килограмм
Самая большая рыбаротан, 150 гр.
Подробный отчет о рыбалкеОткрытие зимнего рыболовного сезона 2016-2017!
Теперь обо всё по порядку. Уже давно чесались руки, всё не терпелось на лёд, но, к сожалению ещё не все водоёмы покрылись ледяным панцирем. А те, что всё же приобрели ледовый покров, были ещё очень опасны в плане хождения по ним. К тому же по сводкам МЧС два рыбака уже утонули, на разных водоёмах области. Но ведь, как известно охота пуще неволи! Проезжая в начале недели по трассе М 5, мимо всем известного озера, заметил, что оно полностью покрыто льдом, а на льду уже довольно приличное количество рыболовов. Оно всегда встаёт одним из первых, так что вот сюда я и наметил поехать в субботу. Рабочая неделя позади, а впереди рыбалка, такая долгожданная и желанная! И хоть там ловится один ротан, для открытия сезона, и восстановления навыков ловли вполне подойдёт.

Раннее утро, встаю, быстро умываюсь, завтракаю и к машине со всем рыбацким скарбом. Дорога не заняла много времени, прибыл я на место, как раз к рассвету. На водоёме уже было около десятка рыбаков, выгрузив вещи и переодев обувь, я поспешил к ним присоединиться. Выход на лёд нормальный, хотя прибрежная болотина ещё не замёрзла и чавкала под ногами с каждым шагом. Но зато ледовый панцирь был вполне приемлемый. Вступаю на лёд, иду в поисках места будущей рыбалки, ничего не трещит, лёд крепкий, лунок море. Отойдя не много от основной массы рыбаков , нахожу четыре старых лунки, вскрываю их, и решаю остановиться здесь.

Насадив кусочек куриной кожи, начинаю медленно опускать блесну, глубина всего то, полтора метра. И вот на втором спуске, следует резкая уверенная поклёвка, с полным загибом кивка. И первый ротан в этом сезоне на льду. Довольно неплохой, в районе ста пятидесяти грамм весом. Отличное начало, подумал я. Вновь делаю плавное опускание, и вновь на том же уровне происходит поклёвка. И ещё один рыб пополняет улов. Кстати, утром большая часть поклёвок происходила у дна, к обеду же рыба стала брать выше оного на двадцать сантиметров. Рыбаки тем временем всё прибывали, и вскоре на льду, на небольшом пятачке набралось около сорока человек. Лишь два рыбака ушли вдоль берега к протоке, соединяющей оба озера, и там поставили палатку. Но основная масса рыболовов от берега далеко не отходили, видимо опасались тонкого льда.

В моём распоряжении было пять лунок, три по одной линии, и две чуть поодаль. Самыми рабочими оказались две, на линии, хотя и на оставшихся лунках мне всё же удавалось уговорить рыб на поклёвку. Игра очень простая, плавный спуск, иногда с еле заметными покачиваниями, и такой же плавный подъём. Реже поклёвки происходили на неподвижно стоячую мормышку (блесну). Немного половив, решил попробовать мормышку с мотылём. Быстро поменяв блесну на мормышку, продолжил ловлю. Целью этого эксперимента был тест мотыля, от известного производителя и проверка его работоспособности в боевых условиях. Надо заметить мотыль работает на ура, хотя приобретался он несколько для иных целей. С прибавлением рыбаков, лёд начал периодически потрескивать, хотя явных трещин не заметил, всё же он ещё не достаточно толстый. Вскоре вокруг меня расположились ещё несколько человек, но на клёве это никак не отразилось.

Пройдя четыре лунки и выудив из них некоторое количество рыбы, переместился на крайнюю. Начал как обычно плавный спуск, но, даже не достигнув дна, происходит поклёвка, резкая, агрессивная. Подсечка, мимо, вновь спуск, далее всё повторяется, и так несколько раз подряд! Что такое, подумал я, почему не могу просечь рыбу, неужели с насадкой что-то не так? Достаю, точно, как я и думал, мотыль сдвинулся на жало крючка и завернулся за цевьё. Поправив насадку, вновь опускаю мормышку, и на том же подводном горизонте происходит поклёвка, подсекаю, есть, рыбка попалась. Далее спуск до дна, затем плавный подъём, и вновь поклёвка, подсечка, мимо. Заметил такую особенность, если утром поклёвки были более чёткие, то ближе к обеду более осторожные, да и активность клёва заметно снизилась. Приходилось больше бегать по лункам, с каждой удавалось взять не более 3-4 штук. Впоследствии, из всех лунок рабочих осталось только две.

Во время очередного затишья, решил немного попить чайку и сделать перерыв. Удочку поставил возле лунки, глубину выставил так, чтобы мормышка находилась в непосредственной близости от дна. Налил горяченького из термоса, и, сделав первый глоток, краем глаза заметил движение кивка, так и есть, он чётко показывал поклёвку. Поставив кружку, делаю подсечку, на этот раз, небольшой ротан. После чаепития, вернулся на первую, самую уловистую лунку. Делаю плавный спуск, на середине пути происходит поклёвка, подсекаю довольно удачно, и ещё один экземпляр на льду. Смотрю ему в пасть, и вижу, что из неё, торчит хвост малька! Вот ведь обжора, ещё и мормышку решил съесть. Интересно ещё и то, что малёк не ротанья молодь, а какой-то белой рыбы. Значит, в этом водоёме есть ещё и другой вид рыбы, хотя кроме ротана другая рыба мне здесь ни разу не попадалась.

Часы показывали почти полдень. Клёв к тому времени, практически совсем затих, по крайней мере, у меня, да и другие не особо ловили. К тому же, размер рыбы уменьшился, утром экземпляры ловились куда крупнее. Поймав ещё одного небольшого ротанчика, решил сворачиваться. Да и улов был уже вполне приличный, весы показали чуть более трёх килограмм, лишнего мне не надо, да и рыб заготовкой я не занимаюсь. Поэтому начал потихоньку сворачиваться, и пожелав оставшимся рыболовам удачи, покинул сей гостеприимный водоём.

Как меняются городские пруды: от простого источника воды до комфортного места отдыха

Набережные городских водоемов во все времена притягивали прогуливающихся горожан, правда, не всегда прогулки были безопасными и комфортными. Что изменилось за последние годы, почему все больше москвичей проводят время возле городских прудов, а также где в Москве была самая чистая вода, какой из ныне существующих прудов самый древний и чей розыгрыш на Люблинских прудах дошел до нас из глубины веков — в материале mos.ru.

Самая чистая вода была на Пресне, больше всего рыбы — в Царицыне

До тех пор, пока в 1779 году в Москве не появился городской водопровод, пруды, наряду с колодцами, были главными источниками питьевой воды. Их в столице было великое множество — больше 850.

Особенно много водоемов располагалось в долинах рек Пресни и Неглинной. В районе Неглинной, в основном, разводили рыбу, а Пресненские пруды славились лучшей в Москве водой — она шла прямиком к столу царя Алексея Михайловича. Два из четырех Пресненских прудов до сих пор можно обнаружить на карте города — они находятся на территории Московского зоопарка. Нижний и Средний Пресненские пруды были спущены в 1908 году — именно их разделял Горбатый мост, который сохранился рядом с Домом Правительства. Сейчас он выполняет декоративные функции.

Когда-то пруды располагались даже на современной площади Революции — между Манежной и Театральной площадями. Они питали водой огромный облицованный камнем и кирпичом защитный ров (шириной от 28 до 34 метров и глубиной от девяти до 12 метров), тянувшийся вдоль восточной Кремлевской стены и соединявший Неглинную с Москвой-рекой около Беклемишевской башни. Остатки плотины, при помощи которой ров наполнялся водой, обнаружили в 1930-х годах возле угловой Арсенальной башни при прокладке первой линии московского метро.

Самым богатым рыбой в те времена считался Верхний Царицынский пруд. В писцовых книгах 1675–1679 годов перечислены виды рыбы, которую там разводили: щука, лещ, язь, окунь, плотва, карась. Позже количество видов достигло 14 — добавились осетр, стерлядь, сом, налим, судак. Однако к 1889 году пруд наполовину обмелел, зарос травой, а водную гладь затянуло илом. Управляющий Царицынским удельным имением Н.А. Рахманов писал, что «в Царицыне господствуют лихорадки», получившие даже «царицынские». Их появление и распространение врачи связывают с заражением воздуха нечистотами пруда.

Сегодня, по данным ГУП «Мосводосток», в столице более 300 прудов и озер, а площадь их водного зеркала составляет около 900 гектаров. И сейчас это настоящие жемчужины Москвы.

Борисовский пруд: назвали в честь царя

Названия районов Орехово-Борисово Северное и Орехово-Борисово Южное, станции метро «Борисово», парка и пруда связаны с именем царя Бориса Годунова.

Отличившемуся в 1591 году в боях с крымским ханом Казы Гиреем боярину, а впоследствии и царю, были пожалованы земли по соседству с царской резиденцией в Коломенском — угодья для охоты.

Местная река Городня издавна была источником заработка для местных крестьян. Об этом красноречиво свидетельствует и само название. Ее постоянно «городили», на ней строили плотины, чтобы разводить в прудах рыбу к царскому столу.

Для того, чтобы устроить на месте нескольких маленьких прудов один большой и обеспечить бесперебойную работу сельской мельницы, Борис Годунов распорядился возвести каменную плотину. Благодаря уникальному сооружению образовался огромный пруд, который до сих пор является крупнейшим старинным водоемом Москвы. Его площадь — больше 75 гектаров, а глубина достигает 2,5 метра.

Плотину назвали Цареборисовской (или Годуновской), а пруд с таким же названием Цареборисовский (или Царевоборисовский) впервые упомянули в официальных документах в 1600 году. Первый корень слова «царь» потерялся в годы советской власти, но рыбу здесь по-прежнему разводили вплоть до 1970 года — в Борисовском пруду выращивали карпов.

Новый этап в истории Борисовских прудов наступил в 2011 году. На берегу водоема открылся парк «Борисовские пруды» — благоустроенная зона отдыха с беседками, футбольными полями и столами для пинг-понга. Для детей оборудовали 18 площадок. Появилось и более 30 спортивных площадок, включая теннисные корты и зоны воркаута. Построены три современных скейт-парка, один из которых открылся здесь осенью 2018 года. В зоне отдыха у воды есть зонтики и лежаки. Общая протяженность велодорожек парка составляет более семи километров. «Борисовские пруды» уже успели стать одним из любимых мест отдыха москвичей.

Оранжерейные пруды: удобно будет даже утятам

В Царицынских оранжереях — самых лучших подмосковных теплицах первой половины XIX века — когда-то выращивали апельсины, персики, виноград, ананасы, арбузы, абрикосы для царского стола, здесь росли лавровые и оливковые деревья.

Для их полива во второй половине XVIII века создали пруд, а в начале XIX века к нему добавилось еще два. Уже к концу XIX века водоемы почти высохли, а затем превратились в болота.

В ближайшее время Оранжерейные пруды очистят от ила и грязи, а их берега укрепят. Территорию вокруг сделают удобной для прогулок и отдыха у воды. Здесь обновят пешеходные дорожки, установят новые лавочки и урны, фонари с энергосберегающими светильниками, а дамбу украсит архитектурная подсветка.

В прибрежной зоне высадят те же виды растений, что росли там 200–300 лет назад: желтые кубышки, тростник, рогоз и камыш. Комфортно станет всем: здесь даже появятся специальные спуски для утят, чтобы птенцам было удобнее подходить к воде.

Бирюлевские пруды: тишина и комфорт

Бирюлевские пруды не такие старинные, как, к примеру, Борисовские. Пять прудов — Верхний, Шоколадка, Круглый, Нижний и Центральный, соединенные между собой Бирюлевским ручьем, — были выкопаны в 1938–1942 годах при устройстве Бирюлевского дендропарка. Парк-питомник — детище инженера-дендролога Всеволода Полозова, созданное для исследования наиболее устойчивых к московскому климату пород деревьев и кустарников. Именно эти саженцы использовали потом для озеленения города.

Здесь всегда любили в тишине гулять москвичи, а местные рыбаки ловили ротана и карася. Однако с годами пруды заросли, а их берега стали не слишком пригодными для отдыха.

В 2016 году водоемы очистили от ила и мусора. На территории Верхнего и Нижнего Бирюлевских прудов созданы смотровые площадки и зоны для занятий спортом, установлены беседки. В прошлом году в дендропарке высадили более 50 тысяч деревьев и кустарников. Через весь парк проложили тропу здоровья — деревянный настил протяженностью около 2,5 километра, вдоль которого поставили фонари и обустроили зоны отдыха.

Перемены продолжаются: cейчас в дендропарке занимаются новой дорожно-тропиночной сетью с навигацией и освещением. Скоро появятся детские и спортивные площадки с безопасным покрытием, лавочки, урны, указатели, таблички и информационные щиты. Текст на навигационных стелах будет продублирован шрифтом Брайля. Гулять здесь станет еще комфортнее.

Черневские и Гавриковские пруды: жемчужины самого большого парка за МКАД

Первые упоминания о Черневских прудах на территории современного района Южное Бутово встречаются в «Экономических примечаниях» 1770-х годов: «Село Чернево расположено на овраге. …При нем сад регулярный с плодовитыми деревьями, три пруда на овраге, в них рыба: караси и лини, которые, как и плоды, употребляются для домашнего расходу».

В 1940-х годах Черневские пруды едва не исчезли, они обмелели и сильно заболотились. Сегодня исторические Черневские и расположенные неподалеку Гавриковские пруды стали жемчужинами самого большого ландшафтного парка Москвы за пределами МКАД. Его площадь — 142,5 гектара, по размеру он сопоставим с Парком Горького и «Сокольниками». Раньше эта территория почти не использовалась, но сегодня здесь все преобразилось.

Каскадные пруды очистили, запустили в них рыбу, а вокруг соорудили рыбацкие мостики, домики для уток и деревянные настилы вдоль берегов. На территории парка обустроили 14 спортивных зон и 17 детских площадок, проложили более 12 километров велодорожек. Здесь появились летние эстрады и зеленый театр, крытые беседки и перголы. Ландшафтный парк стал долгожданным подарком для жителей Южного Бутова.

Большой Очаковский пруд: вторая жизнь

Водоем между Мичуринским проспектом и Озерной улицей, получивший свое название от реки Очаковки, появился на карте Москвы недавно — в середине XX века.

Во время строительства дороги Очаково — Никулино в 1950-х на реке возвели плотину, образовавшую пруд. А в 1979 году при строительстве Мичуринского проспекта появилась вторая плотина, разделившая пруд на четыре части. И хотя территория вокруг в те годы не отличалась особой ухоженностью, желающих прогуляться здесь всегда было достаточно.

Зато сейчас парк рядом с Большим Очаковским прудом преобразился. В нем завершается благоустройство: совсем скоро здесь появятся дорожки и зона отдыха с террасным покрытием. Пруд очистили, в него уже запустили рыбу. На берегах проложили пешеходные дорожки и установили новые фонари, разбили цветники и сделали живые изгороди. По просьбе местных жителей в пруду оставили кувшинки, а вдоль берега теперь проходит экологическая тропа.

Люблинские пруды: немного о романе «Преступление и наказание»

Когда возник Люблинский пруд, история умалчивает. Известно лишь то, что он уже существовал, когда усадьбой Люблино владел действительный статский советник Николай Дурасов (1760–1818). Тогда в пруду водились стерлядь, судак и раки, а дворец был едва ли не самым гостеприимным и хлебосольным местом в округе. Современники отмечали щедрость и радушие Дурасова, которые сочетались с экстравагантностью и полным отсутствием такта.

С прудом связан знаменитый розыгрыш владельца усадьбы. Гости, подъезжавшие к дому по мосту, видели хозяина, радостно приветствовавшего их в лодке. При этом, когда они выходили из экипажей, на крыльце их вновь приветствовал Дурасов, непонятно как оказавшийся там за считанные секунды. Посетители приходили в недоумение: как он мог находиться одновременно в двух местах — и в лодке, и во дворце? Разгадка была проста: хозяин и не покидал жилища. В лодке с гостями здоровался переодетый актер крепостного театра.

Усадьба Люблино, ставшая в середине XIX века дачным поселком, сослужила добрую службу русской литературе. В 1866 году дом № 8 на Летней улице арендовал Ф.М. Достоевский — именно здесь он писал «Преступление и наказание».

С тех пор многое изменилось, строения обветшали и о былом великолепии уже мало что напоминало. В обновлении нуждались набережная и прогулочные дорожки.

Возрождение парковой зоны происходит прямо сейчас. Уже готова новая набережная с мостиками для отдыха и рыбалки, появилась лодочная станция с причалом. Специалисты построили павильон для проведения праздников и свадеб. Осталось завершить работы по внутренней отделке, а также подготовить амфитеатр и танцевальную площадку. Новой достопримечательностью района Люблино обещает стать необычная площадка с 32-мя подвесными качелями.

Черкизовский пруд: водоем с двумя названиями

Черкизовский пруд — один из старейших водоемов Москвы, сохранившийся до наших дней. Он известен с XIV века, когда ближайшим к нему селом владел бывший ордынский царевич Черкиз (Серкиз). Он принял крещение под именем Иван и поступил на службу к князю Дмитрию Донскому. Его сын Андрей погиб в 1380 году в Куликовской битве, сражаясь на стороне Московского княжества.

Позже — с конца XIV века и до 1764 года — территорией вокруг водоема владел Чудов монастырь. Там отдыхали архиереи и московские митрополиты. Потому второе название пруда — Архиерейский.

Сейчас специалисты занимаются благоустройством Черкизовского пруда. На его западном берегу планируется обустроить набережную с деревянным настилом и организовать места для игры в шахматы. На восточном берегу установят качели и беседки. На близлежащей территории появятся детские и спортивные площадки. На причале можно будет открыть прокат лодок. В общей сложности в порядок приведут участок площадью более 20 гектаров. Набережную Шитова на западном берегу Черкизовского пруда по просьбам горожан превратят в пешеходное пространство, здесь уберут разделение на проезжую часть и тротуары.

Сам Черкизовский пруд ожидает экологическая реабилитация. В северной части водоема переустроят гидробиоплато — мелководный участок, где высадят специальные водные растения, обеспечивающие естественную биологическую очистку воды.

Гостеприимный водоем

Естественные и искусственные водоемы на городской территории.

К наиболее распространенным естественным водоемам в городах относятся реки, берега которых в пределах городской территории укрепляют. Берегоукрепительные сооружения защищают территорию от разрушительного действия течения, волн, льда и атмосферного воздействия. Как правило, на берегах рек устраивают набережные с вертикальными стенками, откосные или полуоткосные, с нижней прогулочной дорожкой (рис.1, 2). Выбор типа набережной зависит от архитектурно-планировочного решения и функционального назначений прилегающей территории. В центральных частях города целесообразно сооружать набережные с вертикальной стенкой.
Основной осью набережной является линия регулирования — линия пересечения лицевой поверхности стенки или откоса набережной с поверхностью воды при меженном горизонте (рис. 3). Линии регулирования определяют ширину рек и начертание берегов водоемов. Положение линии регулирования определяется с учетом функционального назначения набережной и ее архитектурно-планировочного решения.

Набережные бывают: одноярусные, двухъярусные или многоярусные. На выбор конструкции набережной оказывает влияние горизонт меженных и высоких вод, а также высота берега. При высоте до 5—6 м предпочтение отдают наиболее простым — одноярусным. Когда стенка набережной достигает 7—12 м, ее устраивают в виде двух ярусов, причем могут быть две смещенные вертикальные стенки или сочетание стенки с откосом. Когда набережную проектируют в парке, то при наличии высокого берега наиболее оптимальным решением благоустройства прибрежной территории является многоярусная набережная. Строить одноярусные набережные следует незатопляемыми, т.е. отметки поверхности покрытия и газонов должны быть всегда выше на 0,5 м, чем горизонт высоких вод. При проектировании двухъярусных и многоярусных набережных следует обеспечивать незатопляемость верхнего яруса, в то время как прогулочные аллеи на нижних ярусах могут затапливаться во время половодья.
Береговые откосы по высоте разделяются на три зоны. К первой относится нижняя подводная часть откоса — она располагается ниже горизонта меженных вод. Вторая — зона временного затопления — находится между горизонтом меженных вод и уровнем высоких вод. Третья зона — незатопляемая — располагается выше расчетного горизонта высоких вод.
Набережная является ценным компонентом планировочного и архитектурного решения города в целом. Поэтому планировка самой набережной должна быть увязана с прилегающей территорией. Важную роль играют архитектурное оформление набережной, ее облицовка, ограждение, озеленение, сходы и пр. Большое значение на набережной отводится зеленым насаждениям и малым архитектурным формам. При этом следует иметь в виду, что набережная просматривается как с воды, так и с противоположного берега и служит местом отдыха и прогулок населения города. Поэтому при подборе зеленых насаждений большое внимание обращают на высоту деревьев и кустарников, на окраску листвы и изменение ее цвета по сезонам года, на время цветения, на газоны и цветники. На прогулочных аллеях зеленые насаждения размещают с внутренней стороны аллеи. Озеленяют набережные с учетом их ориентации. Так, на набережных, обращенных на юг, особенно в жарком климате следует одновременно обеспечить достаточное затенение отдельных участков, проветривание и предоставить возможность любоваться широкими водными пейзажами. В этом случае предпочтение отдают рядовым посадкам или отдельным деревьям (пальмам) с высокими красивыми кронами. В тех случаях, когда набережные многоярусные, следует иметь в виду, что посадки на нижнем ярусе не должны своими кронами закрывать вид на воду с верхних ярусов. На откосных набережных широко применяют газоны, цветники, низкорослый цветущий кустарник.
Помимо прогулочных аллей на набережных устраивают площадки: видовые, для отдыха, а также сходы к воде и сходы-причалы. Лестничные сходы служат не только для соединения прогулочных аллей, расположенных на разных отметках, между собой и для связи набережной с водой, но и являются одним из украшений набережной. Перепад отметок верха и низа схода, его длина и ширина зависят от общего планировочного решения набережной. Ступени на лестничных сходах должны иметь размер 14×35 см с заложением марша 1:2,5. При большой высоте схода необходимо устраивать площадки.
Естественные и искусственные водоемы активно используются для различных видов водного спорта: плавания и прыжков в воду, гонок на гребных и парусных судах и др. Это требует устройства водно-спортивных и лодочных станций, открытых бассейнов, комплексов спортивных сооружений, а также гидропарков.
Часто при естественном водоеме устраивают открытые бассейны, которые могут быть трех типов: непосредственно в водоеме, у водоема, вблизи водоема (рис.4). Водоем и участок береговой полосы для бассейна должны отвечать повышенным санитарным требованиям. Технологические требования к водоему заключаются в обеспечении условий безопасности (плавное увеличение глубины водоема, без ям на участках для занятий с детьми и начинающими, достаточная глубина для прыжков в воду, отсутствие на дне посторонних предметов, угрожающих травмами), а также в ограничении скорости течения. Использование естественных водоемов со скоростью течения более 0,5 м/с должно быть согласовано с местными спортивными обществами и организациями.
Участки естественного водоема, предназначенные для купания, плавания, прыжков в воду и водного поло, ограничивают по периметру ограждениями на сваях, понтонах, плотах. Требования к размерам и глубине поды бассейнов на естественных водоемах такие же, как и для ванн искусственных наливных бассейнов.

Оборудование акваторий для соревнований на гоночных судах заключается в обозначении бакенами, поплавками, шарами и другими знаками линий старта и финиша и разметке дистанции, а также в устройстве неподвижных стартовых плотов или мостиков для судей со средствами телефонной связи между стартом, финишем и помещением главного судьи. Комплекс водной станции имеет территорию, разделенную на зоны — участки, предназначенные для занятий различными видами спорта. Выше по течению располагаются бассейны для плавания, прыжков в воду и водного поло, ниже оборудуются причалы для гребных и моторных судов.
Основным элементом лодочной станции является причал для лодок, ширина которого должна быть около 2 м при одностороннем и не менее 3 м при двухстороннем креплении лодок. Для академических лодок ширина причала принимается 5 м. Длина причалов зависит от количества и размеров лодок и определяется из расчета 1,5 м на одну лодку и дополнительно 10 м для подхода и отплытия лодок. Поверхность причала для лодок устраивается выше уровня воды в водоеме на 0,8 м, а площадка непосредственного схода к лодкам – на 0,15-0,2 м над водой.
На водоемах со стоячей или медленно текущей водой, постоянным или слабо меняющимся уровнем наиболее удобны причалы, уходящие в воду под прямым углом к берегу. На водоемах с сильным течением причалы обычно ставят вдоль берега. На воде с резко переменным уровнем и в местах сильных ледоходов устраивается плавучий плот-причал. Длина причала для восьмерок, если он стоит под прямым углом к воде, не менее 15 м, если причал расположен вдоль берега — 11 м. Расстояние между двумя причалами должно быть не менее 8 —10 м. При подходе лодок с одной стороны причала его ширина принимается 2 м, а с обеих сторон — 4м. Однако ширина причала определяется, прежде всего, соображениями надежности, безопасности и возможной нагрузки на него. Шпангоуты лодок не должны находить на доски причалов, а нижняя ступенька причала делается скошенной к воде, чтобы смягчить удар лодки. Плавучие причалы при переменном уровне воды связываются с берегом съемными сходнями.
На берегу помимо административного помещения, медпункта, буфета и других сооружений располагается эллинг, предназначенный для хранения лодок, размер которого зависит от количества и размера лодок. Суда в эллинге размещаются в несколько ярусов на кронштейнах. Спуск лодок к воде производится по слипу — наклонной плоскости с направляющими.
Парусные станции требуют определенных условий при их создании: необходимой глубины, удобства стоянки судов и защиты от ветра и волн. Они состоят из комплекса, включающего гавань для стоянки судов, и береговых помещений — эллинга, мастерской, комнаты отдыха, буфета, спортивного павильона, спортивных площадок и т.д.
Гавани для яхт строят на воде, огораживая участок молом и противоштормовой защитой входа, либо используют бухты, вдающиеся в берег, с глубиной около 1,2 м (рис. 5). Гавани должны оборудоваться укрытиями для стоянки яхт. На зимнее хранение суда вытаскивают из воды и доставляют в зимний эллинг по рельсовым путям.

Гребные и парусные суда могут входить в комплекс водных станций, которые нередко включают также бассейны для не умеющих плавать и отделения для прыжков в воду. Водная станция размещается, как правило, в бухте, где скорость движения воды не более 0,5 м/с. Рельеф дна должен быть спокойным с уклоном не более 1:5, глубина водоема — в пределах 1-5 м.

На территории городов при отсутствии естественных водных поверхностей нередко устраивают искусственные пруды и водоемы, размещаемые в основном в садах и парках. Пруды и водоемы устраивают в архитектурно-планировочных, спортивных и санитарных целях. Они делятся на декоративные, городские или парковые, инженерно-хозяйственные, для водных видов спорта, купания, рыбной ловли и др. В зависимости от назначения они имеют различную площадь и должны соответствовать определенным техническим и санитарно-гигиеническим требованиям.
Городские пруды устраивают на естественных протоках и оврагах путем перегораживания их плотинами или путем создания прудов-копаней. В зависимости от рельефа местности, продольного уклона дна ручья или оврага, общего планировочного решения на территории парка могут сооружаться отдельные пруды и каскады из нескольких прудов, расположенных один за другим с разными отметками поверхности воды.
Пруды различаются по источникам питания и степени проточности. Проточные пруды питаются ручьями, реками, ключевой водой. Непроточные пруды имеют не только естественные источники питания, например, грунтовые воды с постоянным уровнем воды, но и искусственные, т.е. с наполнением прудов водой, перекачиваемой из других водоемов или при соответствующем обосновании из городской водопроводной сети. Пруды могут заполняться и стоком поверхностных вод при условии их очистки. Источники питания играют существенную роль в определении места размещения водоемов, площади водной поверхности, глубины и их назначения.
Создание парков с крупными искусственными водоемами на заболоченных территориях распространено достаточно широко, что позволяет осушить территорию, значительно улучшить и оздоровить окружающую среду и использовать непригодные территории в градостроительных целях.
При проектировании водоемов решают следующие вопросы: устройство чаши водоема с учетом установленной отметки его зеркала воды; определение конструкции укрепления берега водоема; устройство береговой и подводной частей пляжа; устройство водосливных сооружений; благоустройство береговой полосы.
В зависимости от назначения пруды имеют различную глубину. При использовании прудов для плавания и купания необходима глубина до 2 м. Если водоем предполагается использовать для прыжков в воду, то у вышки для ныряния глубина должна быть не менее 4,5 м. Чтобы избежать перегрева воды солнечными лучами и быстрого зарастания водоема растительностью, создающей условия для размножения малярийного комара, глубину водоема вдоль берега принимают не мене 0.8 – 1 м с постепенным увеличением ее на протяжении первых 5 м до 1.8 – 2 м. Таким образом, дно пруда проектируется с уклоном 1:5.
Очертание береговой линии может быть разнообразным в зависимости от рельефа и назначения пруда. Протяженность береговой линии должна быть достаточной для размещения на берегах пляжей, причалов для лодок, водных станций и других сооружений, необходимых по планировочным решениям.
Пруды нередко служат основой архитектурно-планировочного решения парка и играют роль выявляющих композицию парка элементов. Иногда вода может выполнять функции ограды. В случаях, когда пруды создаются углублением и расширением ручьев, речек на пониженных участках, вынутый из котлована грунт размещается на берегу для придания ему живописности. Вокруг пруда прокладывают прогулочные дорожки.
Большое значение придается созданию чаши пруда. При проектировании его продольного и поперечного профилей учитываются отметка зеркала воды, рельеф существующей поверхности и геологические условия. Вертикальная планировка дна чаши водоема выполняется с учетом требований, предъявляемых при эксплуатации водоема. Дно проектируется таким образом, чтобы был обеспечен слив воды.
В случае необходимости сооружения искусственного водоема на территории с водопроницаемыми грунтами, необходимо создать водонепроницаемый экран. Слой 0,3—0,5 м мятой глины или жирного суглинка, равномерно покрывающий все ложе водоема, практически предотвращает фильтрацию воды в грунт. На глину следует насыпать 0,15—0,2 см песчаной пригрузки. Для этих же целей можно использовать антифильтрационные покрытия в виде различных пленок (асфальтобетонных, битумных, из рулонной гидроизоляции) на бетонном основании. Типы гидроизоляций ложа водоемов приведены на рис. 6.


Рис. 6. Типы гидроизоляции ложа водоемов.
1 – песчаная пригрузка; 2 — мятая глина; 3 — уплотненный грунт; 4 — жирный суглинок;
5 — песчаный асфальтобетон; 6 — бетон М200; 7 — песчаная подготовка;
8 — два слоя гидроизола по горячей битумной мастике; 9 — торкетирование бетоном МЗОО;
10 — гидроизоляция битумной эмульсией за 2 раза; 11— дно водоема .

Читайте также:  Маскировка люков и канализационных колодцев
Добавить комментарий