Философия Востока на просторах Центральной Азии

Философия в Центральной Азии

В Центральной Азии прошел первый христианский баркамп

В Алматы началась первая в Центральной Азии не-конференция Интернет-евангелистов Jesus BarCamp 2011.

Делегаты из разных стран ближнего зарубежья собрались в церкви «Новая Жизнь» говорить о присутствии христиан на просторах такого, уже мирового средства массовой коммуникации, как Интернет.

«Конференция открылась, – говорит Максим Максимов, – собралось множество людей, желающих служить Евангелием через Интернет. Интернет – это потрясающая возможность, это потрясающий шанс для проповеди.

Философия Зенона Элейского

Зенон Элейский (р. ок. 490 до н.э.), греческий философ и логик, прославившийся главным образом им парадоксами, которые носят его имя. О жизни Зенона известно мало. Он был родом из греческого города Элея на юге Италии. Платон сообщает, что Зенон бывал в Афинах и встречался с Сократом.

Предположительно ок. 465 до н.э. он изложил свои идеи в не дошедшей до нас книге. Согласно традиции, Зенон погиб в борьбе с тираном (вероятно, правителем Элеи Неархом). Информацию о нем приходится собирать по.

Философия абсурда

Credo quia absurdum.
© Тертуллиан.

***
Беря такой эпиграф, я, конечно, налагаю на себя многие обязательства.

Что же он означает? А он говорит нам о том, что сущность веры – в абсурдности… Человек нуждается в какой-то опоре в жизни…если её нет, он начинает верить…А вера основана на абсурдности…плохо ли это или хорошо – это другой вопрос…Отсюда напрашивается вывод: рано или поздно культура, основанная на вере (авторитете церкви) придёт к пониманию её абсурдности.… То.

Философия жизни

Философия жизни, иррационалистическое философское течение конца 19 – начала 20 вв., выдвигавшее в качестве исходного понятия “жизнь” как некую интуитивно постигаемую целостную реальность, не тождественную ни духу, ни материи.

Философия жизни явилась выражением кризиса классического буржуазного рационализма. Она выступила против господства методологизма и гносеологизма в идеалистической философии 2-й половины 19 – начала 20 вв. (неокантианство, позитивизм). Социально-политические воззрения.

Философия Культуры

Философия культуры, культурфилософия- это раздел философии, исследующий сущность и значение культуры. Термин введён в начале 19 в. немецким романтиком А. Мюллером. Философию культуры следует отличать как от философии истории, ибо процесс культурного творчества человечества в своих ритмах не совпадает с фазами исторической эволюции, так и от социологии культуры, которая рассматривает культуру с точки зрения её функционирования в данной системе общественных отношений.

Философия Права

Философия права – наука о наиболее общих теоретико-мировоззренческих проблемах правоведения и государствоведения. Длительное время выступала как составная часть философских систем.

В античной философии (Сократ, Платон, Аристотель) обсуждались такие проблемы.

Как соотношение права и справедливости, права и закона, права и силы, о месте права в иерархии социальных ценностей и др. Значительное место Философия права занимала в философии Просвещения (например, доктрина естественного права)и в.

Философия Аристотеля

Философия у Аристотеля достаточно четко выделяется из всей сферы знания, хотя и у него этот процесс еще не закончен. Отсюда различение им “первой философии” и “второй философии”. Физика для Аристотеля все еще философия, но уже “вторая”.

Но кроме физики как умозрительного рассуждения о природе (другой тогда физики не могло быть) у Аристотеля есть еще “первая философия”, предмет которой отличен от предмета физики как “второй философии”.

Предмет “первой философии” (позднее названной.

Философия науки

Философия науки — раздел философии, изучающий понятие, границы и методологию науки. Также существуют более специальные разделы философии науки, например философия математики, философия биологии, философия физики.

Разделы философии науки:
Теория научного обьяснения
Аксиоматизация науки и математики
Изучение научного метода

Границы науки или научность – критерии демаркации научного и ненаучного (искусство, литература, религия) знания.

История
Впервые проблему.

Философия Китая

Китайский этнос создал особый тип культуры, отличающий его от культур других народов. Социальная этика и административная практика здесь всегда играли более значительную роль нежели мистика и индивидуалистические поиски спасения.

Здравомыслящий китаец никогда не задумывался над таинствами бытия и проблемами жизни и смерти, зато он всегда видел перед собой эталон высшей добродетели и считал своим священным долгом ему подражать. Величайшими и общепризнанными пророками здесь считались те, кто.

Философия буддизма

В Китае буддизм появился в первом тысячелетии после Христа, и он хорошо вписался в религиозные традиции желтой расы. Поклоняясь предкам, в течение долгого времени желтые люди молились своим усопшим; теперь они могли также молиться за них.

Буддизм быстро смешался с остатками ритуальных обрядов разрушавшегося даосизма. Вскоре эта новая синтетическая религия, с ее храмами и стройными религиозными обрядами, стала общепризнанным культом народов Китая, Кореи и Японии.

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

Чем больше я смотрю на бескрайние просторы Центральной Азии, пытаясь проникнуть в их суть и глубину, – будь то Убсунурская котловина или краешек Гоби, впадины Тувы или озерные равнины Западной Монголии, – тем больше я поражаюсь увиденному.

При внимательном изучении пустынных ландшафтов среди песчаных дюн и равнин вдруг открываются взгляду… многочисленные следы исчезнувших земледельческих цивилизаций: едва заметные русла древних арыков, очертания полей и очень редкие, но – остатки древних поселений.

Масштабы древнего земледелия внушительны. Фантастически огромны земляные работы, которые проделал древний земледелец, строя оросительные системы. Это был неутомимый труженик.

Древняя планировка агроирригационых ландшафтов говорит о том, что проживало на них многочисленное земледельческое население. По мнению историков, именно орошаемое земледелие дало мощный толчок в развитии человеческой цивилизации.

Кто были эти люди, куда они ушли? Почему гигантские степные просторы Центральной Азии, благоприятные в древности для земледелия, превратились в полупустыню? Это вопросы будущих исследований.

Более 10 лет я занимаюсь исследованием древнего земледелия в Туве. Чтобы разобраться в огромном объеме информации, начинать пришлось с азов, изучать историю развития человека, историю возникновения земледелия.

Одним из центров возникновения древнего орошаемого земледелия, по мнению ученого мира, является предгорье хребта Копетдаг, у подножий которого раскинулась песчаная пустыня Каракумы, протягивающаяся от берегов Каспийского моря до Амударьи.

Джейтунская культура древних земледельцев Копетдага возникла еще в VI тысячелетии до н.э., то есть около 8 тысяч лет назад. Сначала древние земледельцы использовали влажные участки пойм. Потом для полива полей стали применять естественные разливы рек и ручьев, стекающих с хребта. Постепенно происходило обваловывание русел и образование искусственных каналов для орошения. При выходе на подгорную равнину русла рек и ручьев терялись в песчаных наносах Великой Пустыни.

Археологи называют Каракумы «страной тысячи городов» (С.П. Толстов) и «десяти тысяч замков» (А.В. Виноградов), так как на этой, казалось бы, безжизненной территории находится огромное число остатков древних городов, усадеб, поселений разного возраста, начиная с эпохи неолита.

Изучая древнее земледелие Центральной Азии, я разглядывала на карте Убсунурскую котловину и ее горное обрамление – хребет Хан-Хухей, и думала о том, насколько схожи ландшафтные условия предгорья Копетдага с его песками у основания с ландшафтами Хан-Хухея и его песками. Только древних земледельцев не хватало… И я была недалека от истины: древние земледельцы нашлись.

Ранее, по данным аэрофотосъемки середины XX века, на территории Тувы уже были обнаружены обширные следы древнего орошаемого земледелия: участки саевого земледелия в субаэральных дельтах, простые и веерные системы орошения на пролювиальных шлейфах, в речных долинах.

Анализ палеогеографических условий и истории развития древней Тувы подтвердил, что земледелие в большей или меньшей мере присутствовало во все значимые исторические эпохи – в эпоху бронзы и раннего железа, эпоху гуннов, древних тюрков, уйгуров, а также во время господства древних кыргызов, киданей и монголов. Эпоха неолита – стартовый период в развитии земледелия.

По аналогии с древней Тувой орошаемое земледелие должно было существовать и на территории соседней Монголии.

Хребет Танну-Ола, сегодня разграничивающий территории Тувы и Монголии, в древности не был пограничным, разделяющим племена объектом. Учитывая общность исторического развития, следы древнего орошаемого земледелия должны были присутствовать в Монголии, по крайней мере, – в Убсунурской котловине на аналогичных с Тувой ландшафтах – пролювиальных равнинах, в субаэральных дельтах хребта Хан-Хухея, на северо-западе котловины.

Заглянуть на территорию соседней Монголии помог Интернет. Действительно: на предполагаемых ландшафтах западной части Убсунурской котловины, на северном склоне хребта Хан-Хухей удалось увидеть оросительные системы.

Как показала спутниковая съемка, западная часть Убсунурской котловины является гигантским орошаемым полем, таким же, как, например, Хемчикская котловина в Туве. На обширных пролювиальных шлейфах, на пустынной плоской приозерной равнине – везде в большей или меньшей степени присутствуют древние и современные оросительные системы, встречаются редкие остатки поселений.

Данные спутниковых съемок позволили также обнаружить новые (даже не предполагаемые) объекты древнего земледелия на аридных территориях Убсунурской котловины: на горных склонах, на обширных опустыненных равнинах, в долинах рек, а также на участках небольших оазисов среди бугристо-грядовых эоловых ландшафтов.

При помощи дистанционных исследований системы оросительных каналов и полей были обнаружены в междуречье рек Тес-Хем и Нариин-Гол, впадающих в восточную часть озера Убсу-Нур, а также следы многочисленных поливных участков и обширные поля между рекой Хойт-Гол (левый приток Нариин-Гола) и правым сухим руслом Нариин-Гола. Видимых полей – тысячи. Возможно, какая-то их часть погребена песками.

В центральной части котловины небольшие оазисы встречаются на участках выхода грунтовых вод среди эолово-дюнных ландшафтов (рис.1). Хотя, возможно, это следы некогда обширных орошаемых полей, подверженных эрозии и занесенных впоследствии песками.

В результате дешифрирования множество оросительных систем обнаружено в широкой долине Тес-Хема, где на выходе в озерную котловину река распадается на многочисленные рукава, русла, протоки, образует меандры и излучины. Там же найдены следы построек, образующих целые поселения: настоящая речная земледель­ческая цивилизация. Очертания построек имеют прямоугольные, квадратные формы, и это позволяет предположить, что построены они были не кочевниками. Главное жилище кочевника – круглая юрта.

На западном побережье озера Убсу-Нур был обнаружен заброшенный город, по очертаниям и размерам напоминающий горо­дища Тувы периода раннего средневековья. К городу подведены русла каналов, орошавшие прилегающие поля и снабжавшие город водой. Внутри городища – остатки сооружений.

Следы многочисленных полей были обнаружены в северо-восточной части Убсунурской котловины в восточной прибрежной зоне соленого озера Шара-Нур. Сейчас это крайне аридные пустынные щебнистые и каменистые ландшафты с примитивными почвами и участки опустыненных степей на светло-каштановых почвах. Источников пресной воды там нет.

Дешифрирование космических снимков позволяет также увидеть особенности и детали орошаемого хозяйства, определить площади, использовавшиеся древними земледельцами. Вывод прежний: в эти земли был вложен колоссальный труд, а значит, обитало на них в древние времена большое количество населения.

Орошавшиеся в древности площади сегодня превратились в сухие степные и полупустынные ландшафты, на которых пасется скот. Оросительные каналы давно разрушены и занесены песком. Уровень воды в реках не всегда позволяет поднять воду на орошаемую поверхность. Между тем, как подвести и поднять воду на нужную высоту, люди придумали еще со II тысячелетия до н.э. Подземные водосборные галереи, выводившие воду на поверхность, строились на огромных территориях от Средней Азии до Марокко. На Востоке использовались такие методы (рис 2), которые можно применять и сейчас на высоких террасах наших рек, куда другими способами подать воду невозможно.

По моему мнению, оросительные системы Убсунурской котловины могут иметь очень древнюю историю. Как показало исследование абсолютного возраста погребенных почв на руслах каналов, орошаемое земледелие в Туве существовало уже в эпоху бронзы (II тысячелетие до н.э.).

Речную цивилизацию Тес-Хема можно сравнить (конечно, достаточно условно) с египетской цивилизацией Великого Нила. Может быть, даже по возрасту они окажутся близки. Без всякого сомнения, древнее земледелие Центральной Азии – это объект научных исследований, имеющий также и большое практическое значение.

Очень важно и очень интересно было бы провести исследования среди жителей поселков Ак-Эрика, О-Шынаа, Ак-Чыраа и других, расположенных в непосредственной близости от обнаруженных древних поселений. Возможно, там живут и здравствуют потомки древних земледельцев той самой исчезнувшей цивилизации. Быть может, они сохранили какие-то их особенности: антропологический облик, навыки, обычаи, особенности языка или, может быть, предметы быта или легенды своих древних предков. Для учителей, школьников и всех жителей Тес-Хемской равнины и Убсунурской котловины в целом это – возможность приоткрыть тайны истории не просто исчезнувшей древней цивилизации, существовавшей в самом центре Азии, но, возможно, собственной истории.

С нетерпением будем ждать публикации результатов этих исследований.

Электронная библиотека Международного Центра Рерихов

ТВОРЯЩАЯ ЛЕГЕНДА

“Гора Белая, Гора познавшая, откуда вода белая пошла.
Пошлет Гора камни Катуни. Сносят камни берега белые,
разделяют камни брата от брата. Закраснела кровью
Катунь, идет война.
Белая Гора, ты ли послала красные камни? Где твое Беловодье?
Возьму посох кедра, окручусь белою одеждою, подымусь на
Белую Гору, у нее спрошу — откуда пошла белая вода?
От Горы, от самой вершины показались сорок сороков вершин.
За ними светится Гора Белая!
Камень ли горит? Тайна обозначилась.
Пойдем, братие, на тот Свет сияющий!
Невиданное увидено. Неслыханное услышано.
На Белой Горе стоит град. Звон слышен. Петух в срок закричал.
Удалимся в город и послушаем Книгу Великую”.

На первый взгляд притча представляет собой маленький перл поэзии, содержащий целый свод исконно русских символов. Это и белая вода, словно белая чистая вера, вышедшая из неведомого горного истока всех начал, и страннический посох кедра, почему-то заставляющий вспомнить о кедре ливанском, и сорок сороков безмолвных снежных вершин, в своей неслышной музыке сфер, удивительно перекликающейся с малиновым звоном колоколов стольного града — Москвы, которых также было “сорок сороков”, и чудесный Камень Востока, так похожий на горючий Алатырь из древнейших отечественных сказаний.
Во всяком случае характер этих символов, казалось, выражает лишь духовные излучения прошлого. Однако внимательное вчитывание в глубинный смысл легенды позволяет увидеть, что в ней, словно в капле катунской воды, отражающей и все прошлые, настоящие и будущие состояния изменчивой реки и неподвижное величие океана, запечатлелись тени, отбрасываемые всеми временами и эпохами, и свет окружающей их вечности. Для Рерихов видимая история человечества была отражением и выражением глубинной логики метаистории; логики, задающей вектор эволюции и определяющей все взлеты и падения тех или иных народов, непостижимый смысл добра и зла. Попробуем рассмотреть отраженный в тексте каждый из трех слоев времени в их соотношении с Вечностью, насколько это позволяет увидеть магический кристалл криптограмм, делая оговорку по поводу неизбежной субъективности и приблизительности подобного анализа.
Слой прошлого, как уже говорилось, выражает сама лексика легенды — Беловодье, предания о котором бытовало у староверов, “сорок сороков вершин”, “посох кедра”, “Камень”, “Белая Гора”. Эти символы как бы несут в себе величие прошлой России с ее нравственными устоями — православной верой, и церковью, называемой в народе “белой”. (В легенде говорится о “белых берегах” — символе устойчивости и национальных устоев).
Очертания настоящего времени, отраженного в притче, угадываются не сразу, однако цветовая символика — красный и белый цвет, да еще динамика столкновения двух стихий — состояние войны позволяют предположить, что это настоящее имеет конкретный исторический смысл. В самом деле, аллегория, запечатленная в притче, описывающая кровавую войну и разрушение белых устойчивых берегов красными, разделяющими брат от брата камнями, достаточно прозрачна, чтобы не задуматься о революции и братоубийственной гражданской войне между красными и белыми в России, происшедшей всего через несколько лет после написания книги, но имеющей продолжение в сознании людей и надолго расколовшей единую соборную душу русского народа. Национальная боль тогда еще не остыла, и многие православные русские люди, в особенности принадлежавшие к Белому движению, глубоко задумывались о том, почему Великая Белая Россия пала под разрушительными ударами Красного Колеса, и порой в религиозно-молитвенном экстазе взывали к Творцу: “Господи, не Ты ли послал этот красный ужас и за какие грехи, и почему Ты попустил его победу?” Именно подобную народную мольбу, трагическое недоумение — как же могла появиться в стране Белой Церкви злая красная сила? — и чувство богооставленности похоже выражают слова притчи: “Белая Гора, ты ли послала красные камни! Где твое Беловодье?”.
Обилие вопросительных знаков в легенде выражает смятение и напряженный поиск как смысла прошлого, так и выход из конфликтного тупика настоящего в еще неясное грядущее.
Но масштаб свершившегося был столь непостижим и грандиозен в своей разрушительности, что обычный земной ум отказывался вместить смысл происходящего. Для его постижения требовались невиданный взлет сознания и восхождение к духовным высотам, откуда только и можно было различить загадочную логику метаистории, почему-то позволившую дамоклову мечу страданий обрушиться на страну Белой Веры. Легенда намекает на то, что лишь опора на Христовы заветы (“Возьму посох кедра”), подвиг подражания Христу в распятии своей низшей природы во имя торжества высшей и последующее приближение человека в очищенных белоснежных одеждах духа к сиянию Белой Горы позволяет увидеть противоречивый смысл бытия в его единстве, получить ответ на вопрос об истоках добра и зла в жизни и истории: “Откуда пошла белая вода?” Лишь с горной вершины достигнутого при восхождении совершенства, в “Свете Сияющем”, который излучает Белая Гора, возможно увидеть истинные истоки “красного” и “белого” исторического потока, волею судеб оказавшихся слитыми воедино в одной Реке российской истории. Лишь с горной высоты, символизирующей собой Вечность, возможно увидеть путь выхода из раздвоенного конфликтного состояния настоящего времени в будущее. Обозначая контуры национальной трагедии, легенда взывает к духовному мужеству человека и ненавязчиво напоминает о распятии как единственном залоге последующего вознесения.
Если пласт исторического прошлого отражен в притче в блеске его устойчивого величия, а настоящее время представлено в смятении, войне и неразгаданной загадке, то будущее едва-едва обозначено и предстает в еще большем тумане и загадочности. Однако — это светлый, белый туман, несущий в себе надежду, поскольку будущее открыто, недостроено и полно возможностей для обновления. Его успешность зависит от того, насколько глубоко человеку или народу, его строящему, удастся соединиться с Вечностью, пронизанной Светом Белой Горы. Вечность обнимает все три круга времени, примиряет борьбу двух начал бытия — красного, выражающего стихию революционного взрыва, и белого, олицетворяющего собой плавное эволюционное течение исторической реки. Перед нами, таким образом, предстоит легенда, прозрачная, словно капля катунской воды, глубокая, словно океан и беспредельно полная, целостная, живая будто вселенная. Именно такой должна, по-видимому, быть подлинная криптограмма.
Интересно, что даже при разгадке своего исторического подтекста (всего лишь одного из многих других смыслов), легенда не производит впечатление сложного политического ребуса. Е.И.Рерих удалось блестяще продемонстрировать как можно, касаясь исторических и политических пластов жизни, внутренне находиться вне их сферы, в недосягаемой и всепримиряющей горной высоте духа. Даже в своих осторожных прикосновениях к обжигающему огню времени, зашифрованных в криптографическом письме, Елена Ивановна сохраняет высшую беспристрастность и внеполитизированность взгляда, способного проникнуть за горизонты грядущего. Подобный подход к истории, основанный на “историческом ясновидении”, — залог будущего, залог прекращения гражданской войны, примирения двух бушующих стихий и потоков.
Еще одним возможным способом толкования данной притчи является попытка увидеть в сочетании красного и белого начала конфликт между низшим профаническим грубо-материальным началом (символом которого считается в эзотерической философии красный цвет) и высшим сакральным духовным началом (его символ — белый цвет). Бинарная оппозиция белого и красного цвета как взаимодополняющих и притягивающих друг друга противоположностей присутствовали также и в древнерусском орнаменте, который глубоко изучал Н.К.Рерих, впоследствии изобразивший свое знаменитое Знамя Мира с помощью этих двух основных цветов.
Присутствие и напряженное противоборство этих двух энергетических полюсов духовной жизни в рериховских символах и криптограммах выражает драматизм российской истории, непрерывную и нескончаемую борьбу между “святой и окаянной” Русью, по мере эволюции переходящую на все более тонкий и высокий уровень.
Еще раз подчеркиваем, что все приведенные толкования притчи не являются единственно верными, правильными и бесспорными. Многомерность, непостижимая глубина божественных тайн, сосредоточенных в легендах, вполне допускают наличие иных объяснений и точек зрения. Причем ключ для постижения многообразных смыслов сокрыт в глубинах сердца каждого человека, в нераскрытых шифрах его духа. Наша задача состояла в том, чтобы на примере анализа данной притчи продемонстрировать путь к раскрытию тайн, указать на многослойность значений каждой легенды.
“Криптограммы Востока” содержат и серьезные пророчества о будущем, касающиеся как нашей страны, так и всего мира. Упоминается построение Храма Знания, грядущий расцвет Новой Страны (на это название вместе с другими странами и регионами мира могла претендовать и обновленная Россия), “последние войны. за Истинное Учение”, и, наконец, пришествие Майтрейи — будущего Будды и Мессии, который поразит на земле зло, восстановит истину и утвердит Новый Мир.
П.Ф.Беликов подчеркивал, что “Криптограммы Востока” содержат в себе ряд притч, которые мягко, в поэтической форме, указывают на необходимость развивать в себе различные скрытые свойства и духовно-психологические качества, требующиеся для эволюционного восхождения к этому Новому Миру. Е.И.Рерих придавала нравственному самовоспитанию столь большое значение, что дала в легендах описание конкретных методов духовной работы, проводимой высокими Учителями Света со своими учениками. Стиль “Криптограмм. ” — это краткие и яркие формулы, образы, возвышенная поэтическая интонация, с первых же страниц вводящая читателей в могучее духовное поле героев, богатырей, мудрецов и подвижников.
Особое место в книге занимают последние легенды — “Князь Мира Сего”, “Легенда о Камне”, “Пророчества о Шамбале и Майтрейи”. Первая из них довольно подробно раскрывает глубинный смысл христианского предания о Падшем Ангеле и Планетном Духе — Люцифере, который некогда принес человечеству высокий дар, научив его искусству распознавания добра и зла, но затем сам выбрал путь духовной изоляции от Высшего и пал, изменив своей планетарной миссии. Необычность и ценность легенды состоит прежде всего в новом подходе и масштабе рассмотрения этой некогда грандиозной фигуры. Зло, порождаемое Люцифером, нельзя ни приуменьшать, ни преувеличивать — оно весьма значительно в пределах планеты, но отнюдь не является некой беспредельной космической реальностью. Космос с его “мирами возможностей Света” свободен от этих люциферианских порождений тьмы, рассеянных в тонкой психосфере планеты. Потому эволюция человечества в космической беспредельности, устремление к миру надземного рассматривается в “Криптограммах. ” как лучшее средство от сатанинских ловушек.
“Легенда о Камне” — одна из наиболее загадочных во всей книге и сложных для понимания по причине ее насыщенности неизвестными географическими названиями, историческими именами и апокрифическими символами неясного происхождения. На тесном пространстве текста сошлись и голоса древней Азии, и наречия легендарной Атлантиды, и символы мистического христианства, и старинные новгородские колокола. Легенда пытается проследить историческую судьбу и путь чудесного Дара Ориона — волшебного Камня Чинтамани, согласно преданиям пришедшего на землю с далекого созвездия Орион и содержащего в себе огромную силу, которая в моменты необъяснимо-чудодейственного появления Камня среди наиболее важных событий истории оказывает людям помощь. Книга подчеркивает, что Камень, как и божественную благодать, очень легко при небрежном отношении утерять, но чрезвычайна трудно найти, однако владеющий Камнем духовный подвижник становится победителем жизни.
Эзотерические учения рассматривают Камень как осколок дальних миров и носителя колоссального заряда духовных энергий, который Великие Учителя через своих учеников и сотрудников перемещают по планете в наиболее важные зоны эволюционно-исторического процесса. “Криптограммы Востока” нацеливают Новую Страну на совершение духовного подвига обновления бытия, при котором вся она стала бы наследницей и хранительницей мудрой силы Камня. Агни Йога и письма Е.И.Рерих говорят о Камне не просто в аллегорическом плане, но как о реальном явлении скрытой планетной жизни. Сами Рерихи владели Камнем и об этом свидетельствуют как фотографии и документы у них хранившиеся, так и картина Н.К.Рериха “Держательница Мира” или “Камень Несущая”, посвященная Елене Ивановне.
Пророчества о Шамбале и Майтрейе завершают книгу. Шамбала — одно из самых сокровенных понятий Азии, обитель Великих Учителей Востока — Гималайских Махатм. Путь в Шамбалу предстоит как сокровенная цель и для единичного сознания, и для всей человеческой истории. Шамбала выступает не только в виде конкретно-географического места в необозримых просторах Центральной Азии, но и как символ высочайших достижений духа, к которым необходимо стремиться. Оно, это понятие, более реально, нежели очевидные проявления земной Майи, соединяет в себе и Будущее и Вечное начало бытия одновременно. Духовные излучения Шамбалы в данной легенде суть синонимы Света Белой Горы в уже рассмотренной ниже одноименной притче.
Насколько достоверными предстают сведения, заключающиеся в преданиях? Этот вопрос восходит к проблеме соотношения традиционных и нетрадиционных религий. Представляется, что область сакрального настолько глубока, многообразна и всеобъемлюща, что ее не охватить взглядом из одной или даже нескольких религиозно-духовных традиций. Истина, по определению П.Флоренского, есть антиномия, противоречие, потому она не может быть одной лишь неподвижной вечностью, но обязательно предполагает движение, в религиозной области проявляющееся как обновление традиций. Иначе говоря, следуя данной логике, истина есть синтез традиционного и нетрадиционного. При этом “Криптограммы Востока” не имеют ничего общего с современным западным неомистицизмом, рядящимся в восточные одежды. Они воскрешают на сегодняшней российской почве сокровенную эзотерическую традицию Азии — огненную Йогу Великих Учителей Востока, вобравшую в себя лучшие излучения различных мировых религий и учений. Достоверность ряда сведений, заключенных в “Криптограммах Востока”, не всегда может быть подтверждена цитатами из известных источников. “Криптограммы. ” сами по себе являются Высоким Источником. Потому не обойтись без сердечной интуиции и чувствознания читателя, конечно, подкрепленных культурой и образованностью. Именно сердечное зрение соединенное с высокой культурной подготовленностью позволяет понять один из основных творческих приемов, использованных Е.И.Рерих при написании данной книги. Метод этот предполагал, что при изложении имевших место важных событий прошлого, а также при угадывании еще неясных слагающих контуров будущего на описание как бы набрасывается тончайшая вуаль тайны, волшебное покрывало Несказуемого, выполняющее здесь примерно ту же функцию, что и Непроизносимое Имя Бога в некоторых религиях. “Легендарная” форма повествования позволяла избежать неправдоподобных напластований вокруг реальных исторических фактов, а с другой стороны, оставляла простор для непредвзятого видения складывающегося наилучшего будущего. Ведь правильное видение прокладывает дорогу грядущим событиям. Несущие в себе эзотерическую информацию “Криптограммы Востока” представляют собой не просто предания и притчи, но формулы точного знания, основанные на живой Творящей мир Легенде. Легенде, которую можно назвать “воспоминанием о будущем”. Жизнеутверждающая мощь, нацеленная в будущее на эволюцию мира и человеческого духа, открытость и принципиальная незавершенность криптографических построений отличает рассматриваемые нами легенды от иных ярких сказаний, так и оставшихся “преданьем старины глубокой”. “Криптограммы. ” несут в себе живую энергетическую пульсацию эволюционной мысли, разворачивающейся в грядущее бесконечной перспективой творчества.

Читайте также:  Экскурсия по любимому парку

Общественно-философская мысль в Средней Азии (XVI–XVII в.)

Дата публикации: 20.01.2015 2015-01-20

Статья просмотрена: 6103 раза

Библиографическое описание:

Ибрахимов, Б. Б. Общественно-философская мысль в Средней Азии (XVI–XVII в.) / Б. Б. Ибрахимов. — Текст : непосредственный, электронный // Молодой ученый. — 2015. — № 3 (83). — С. 1002-1005. — URL: https://moluch.ru/archive/83/14869/ (дата обращения: 11.04.2020).

В рассматриваемый период, как и в предыдущие века, в Средней Азии продолжали развиваться литература, многоотраслевая наука, архитектура и изобразительное искусство. Высокого уровня достигла поэзия, о чем свидетельствует ее онтологии: «Музакир ул-ахбоб»Хасана Бухари Нисари(1566) и «Тазкират ул-шуар»(1604–1605), содержащие имена многих сотен деятелей литературы, живших и творивших в Самарканде, Бухаре, Ташкенте и других городах и селениях Средней Азии.

Пользуются известные труды среднеазиатских историков XVI-XVII вв., многие из которых до сих пор не утратили своей ценности и представляют значительный интерес для изучения данной эпохи. Немало таких трудов, хранящихся в многочисленных книжных и рукописных фондах Узбекистана и других стран, еще ожидают своих последователей.

В XVI в. сложном положении оказалась наука. В эту эпоху уже не творили такие выдающиеся ученые, как Улугбек и его соратник Али Кушчи. С конца первой половины XVII в. все более проявляются отставание и упадок феодального общества Средней Азии. Общественно-философская мысль развивалась в основном на почве традиций предшествующих веков. В целом она представлена в виде комментариев и примечаний на крупнейшие труды классического периода, хотя нельзя отрицать появление целого ряда оригинальных трактатов.

Одной из главных особенностей рассматриваемого периода в развитии общественно-философской мысли Средней Азии является то, что, начиная с XVI в., оно происходило в двух главных направлениях.

1. Развитие в самой Средней Азии.

Здесь следует выделить два этапа: развитие общественно-философской мысли в XVI-XVII вв. и в XVIII — первой половине XIX в.

Эти два этапа отличаются друг от друга. Первый представлен крупными философами своего времени, такими как Мирзаджан Ширази, Юсуф Карабаги, Мухаммад Шариф Бухари, Иноятулла Бухари и ряд других. Они являются авторами ряда трудов по философии, истории, языкознанию и других сочинений, а так же множества комментариев и примечаний философского характера [1, C.55].

Одним из известнейших философов Средней Азии второй половины XVI в. является Хабибулла Мирзаджан аш-Ширази — учитель Юсуфа Карабаги автора — знаменитого «Трактата о скрытом».

В этот период многие представители науки и культуры Ирана были подвергнуты гонению в результате провозглашения там шиизма в качестве религии официального толка. Среди них оказался и Ширази. В поисках условий для занятий науками Мирзаджан вместе со своим учеником после долгий скитаний перебирается в Среднюю Азию. Формирование многих таких беженцев из Ирана как крупных ученых происходило уже в Средней Азии на почве ее богатых научных в частности, философских традиций. Особое место среди ученых — беженцев занимал Мирзаджан Ширази, получивший известность под именем «новоявленного муллы» [2, C.31].

Читайте также:  Дровокол своими руками механического и гидравлического типов: инструкции и чертежи

Мирзаджан занимался в Ширазе преподаванием и имел множество учеников, стекавшихся к нему из разных районов Персии. Из них многие завоевывают известность на педагогическом и литературном поприще, избрав предметом своего пера философию и истолкование философских произведений живших до них авторов [3, C.138].

Другой крупный представитель общественно-философской мысли Средней Азии XVII в. Ибн Мухаммаджан Юсуф ал-Карабаги являлся выходцем из Азербайджана. Несмотря на всю сложность социально-политической обстановки он сумел достойно продолжить некоторые прогрессивные взгляды и тенденции предшествовавших ему великих мыслителей.

Что касается его творческого наследия, то перу Карабаги принадлежало множество трудов, большинство из которых было широко известно в Средней Азии.

Юсуф Карабаги представляет мир единым телом, все органы которого закономерно связаны друг с другом. «Мир,- писал он, — является единым телом, и все существующие вещи являются его членами. Чтобы ни происходило в мире, все это отражается в теле» [4, C.251].

По утверждению Карабаги, все вещи мира находятся между собой в причинно-следственных отношениях. Так, всякое следствие имеет причину, «если утверждается отсутствие причины, то обязательно отсутствует и следствие».

Философские взгляды Юсуфа Карабоги явились отражением, в основном, прогрессивных идей его эпохи. Одним из важнейших выводов, который может быть сделан из анализа его философских воззрений, является то, что перепатеизм на Востоке в той или иной степени находил свое продолжение, по крайней мере, до XVII в. Он внес большой вклад в общее развитие общественно-философской мысли как в Азербайджане, так и в Средней Азии, в частности, в Узбекистане.

Заслуживает внимания в творчестве мыслителя освещение вопроса о непрерывности. Интересно, что он рассматривает эту проблему в виде восходящей спирали. В его представлении, на каждый прерывный круг — «ступень» -становится другая ступень. В результате появляются так называемые «вышестоящие» и «нижестоящие», ступени, т.е мы имеем дело с периодичностью, необходимой предпосылкой существования которой является последовательность. Непрерывное повторение восходящих по спирали ступеней в цепи последовательности приводит, по мнению Бухари, к бесконечности.

Второй этап развития общественно-философской мысли в Средней Азии характеризуется появлением отдельных комментариев, примечаний и редких философских трактатов. В области философской мысли мы уже не встречаем крупных авторов. Наблюдается возрастание влияния суфизма. Встречаются поэты, чьи произведения не лишены были идей социально- политического, этического характера.

Второе направление — это развитие философской мысли в Индии среднеазиатскими мыслителями, оказавшимися в государстве Бабура. Трехсотлетнее существование империи Бабуридов оставило глубокий след не только в культурной жизни Индии, но и Средней Азии и других прилегающих стран. Несмотря на свое географическое местонахождение духовная жизнь государства Бабура и Бабуридов всегда оставалась частью среднеазиатской, так как Бабур и его потомки всегда были верны ее традициям, духу и продолжали развивать эту культуру на чужбине в лучших ее чертах.

В развитии общественно-философской мысли в Индии важную роль играли персидский язык и персоязычная литература, которые, несмотря на свою территориальную ограниченность, были весьма обширны. Образование империи Бабура явилось качественно новым этапом в последующем развитии персоязычной литературы. Наряду с персидским, языками урду и хинди, староузбекский язык играл заметную роль в развитии общественно-политической и культурной жизни Индии XVI в. [5, C.95].

Таким образом, важным фактором развития науки и культуры в Средней Азии и Индии явились установившиеся прочные культурные связи этих стран, а так же их отношения с другими государствами, что способствовало «культурному взаимовлиянию нородов Средней Азии и народов Китая, Индии, Ирана и Византии» [6, C.97].

В XVI-XVII вв. с развитием государства Бабура и Бабуридов культурное общение этих государств приобретает новые черты. Съехавшиеся из многих прилегающих стран передовые люди знакомили индийцев с научными и культурными достижениями своей страны, а те в свою очередь — с трудами видных индийских ученых, поэтов, их образом жизни и т. д.

В рассматриваемый период одним из величайших произведений остаются мемуары «Бабур-наме», обладающие замечательными литературными достоинствами [7, C.41].

Среди философов можно назвать немало ярких имен, таких как Муборак Нигори, Джалалиддин Танисари и другие; в числе историков: создатель трехтомного «Извлечения из истории», доведенного до времени правления Акбара-шейха Абдулкадыр Бадаюни; автор известного труда «Акбаровы разряды» Низамутдин Гератский; Нурулхакк, автор «Семи климатов»; Амин Ахмад Рази и другие.

Наиболее крупной фигурой в литературе в этот период был поэт Абдул Файзи. Его философские взгляды, шедшие вразрез с традиционной ортодоксией, послужили причиной того, что в официальных мусульманских религиозных кругах его часто объявляли безбожником.

Высоко оценивая роль Файзи в развитии персоязычной литературы в Индии, исследователи отмечают: «Если принято говорить, что период классической (X-XV вв.) персидско-таджикской литературы, составляющей эпоху ее всемирной славы, завершается в Хорасане творчеством Абдурахмана Джами (1414–1490), то в Индии он кончается поэзией Абулфайза Файзи» [8, C.94].

Таким образом, в Индии в эпоху првления Бабуридов, вплоть до начала XVIIIв., жили и творили оригинальные по своему мышлению ученые. Творчество каждого из них представляет большой интерес с точки зрения установления уровня развития общественно-философской мысли в Индии и Средней Азии.

Существенное различие в этот период наблюдалось между идеологами калама и представителями передовой общественно-философской мысли. В формировании мировоззрения прогрессивных ученых важную роль играли богатое наследие среднеазиатских мыслителей, таких как Фараби, Ибн Сина, Беруни и другие, а также духовные достижения соседних стран.

Значительным явлением по своему философскому содержанию был восточный перепатетизм, возникший IX в. Главой восточной перипатетической школы, разработавшим в систематизированном виде ее фундаментальные принципы, следует считать Абу Насра ал-Фараби. Именно к его философскому наследию приводят нас поиски потоков тех или иных теорий и концепций, выдвигающихся в трудах позднейших перипатетиков Востока, в том числе и мыслителей эпохи позднего феодализма в Средней Азии.

Кроме того, видным общественно-философским направлением, оказавшим большое влияние на мировоззрение мыслителей рассматриваемого периода, был пантеизм.

Важной предпосылкой развития науки и культуры в XVI-XVII вв явились научные достижения великих ученых естествоиспытателей прошлого, особенно Средней Азии, и основанные на них стихийно-материалистические воззрения. Однако решающим фактором здесь были благоприятная обстановка, сложившаяся в эпоху правления Улугбека, и его астрономическая школа. Философские и естественнонаучные взгляды о существовании объективного мира и возможностях познания его закономерностей, несомненно, сыграли роль в дальнейшем развитии общественно-философской мысли.

Важным идейным течением явились также гуманистические взгляды передовых мыслителей XV в., в частности великого узбекского поэта и мыслителя Алишера Навои.

Немаловажным явлением и идеологической жизни, оставившим глубокий след в произведениях почти всех средневековых мыслителей данного периода, является суфизм.

Таким образом, идейную борьбу изучаемого периода можно назвать борьбой идей между представителями идущего к разложению феодального общества и передовой мыслью, которая являла собой отзвуки Восточного Ренессанса.

Несомненно, духовную жизнь, развитие культуры этого периода нельзя сравнивать с огромными достижениями науки и философии, культуры и литературы предшествующих эпох — периода развития феодализма в Средней Азии IX-XI или XIV-XV вв. Все же благодаря их широкому использованию и в рассматриваемый период были достигнуты определенные успехи.

1. Нуритдинов М. Н. Источники по истории культуры и общественной мысли Средней Азии из фонда ИВ АН УзССР//ОНУ. 1985.№ 6. С.55.

2. Тухфат ад-заирин (Подарок посетителей). ИВ АН РУ. Литография, инв. № 207. С.31.

3. Семенов А. А. Забытый среднеазиатский философ XVII в. и его «Трактат о сокрытом»//Известия Общества для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами. Т.1.Ташкент, 1928. С.138.

4. Карабаги. Ханегаховское. ИВ АН РУзб. Литография, инв. № 11555.С. 251.

5. Кариева Н. С. Представители культуры Средней Азии и Индии во второй четверти XVI в. Ташкент, 1986. С.95.

6. Григориян С. Н. Средневековая философия народов Ближнего и Среднего Востока. М. 1966. С. 97.

7. Азимджанова С. А. «Бабур-наме» как источник по истории культуры народов Востока//Из истории культурных связей народов Средней Азии и Индии. Ташкент, 1986. С.41.

8. Алиев Г. Ю. Персоязычная литература в Индии. М, 1968. С.94.

Философия Древнего Востока. Контрольный тест

КОНТРОЛЬНЫЙ ТЕСТ по Философии Древнего Востока.

1. Философия древнего Востока специфична, в отличие от западной, тем что:

а) она чрезмерно спекулятивна и концептуальна,

б) в ней преобладает рационально-научное объяснение жизни,

в) в ней преобладает дискурс по поводу вопросов морально-религиозного толка,

г) она нацелена на динамичное обновление своих знаний.

2. В условно выделяемой социальной философии древнего Востока речь идёт о том, что:

а) государство возникает как следствие выделения человеческой индивидуальности;

б) государство представляет собой ответ на конкретные природные условия, требующие жёсткого объединения;

в) государство возникает как следствие появления частной собственности.

3. Древнее произведение, известное как «Эпос о Гильгамеше», принадлежит культуре:

а) древних египтян,

б) древних самаритян,

в) древних вавилонян,

г) древних шумеров,

д) средневековых китайцев.

4. Китайский мудрец Конфуций жил в:

а) 384-322 гг. до н.э.,

б) 469-399 гг. до н.э.,

в) 551-479 гг. до н.э.,

г) 563-483 гг. до н.э.

5. Дао – это ключевое понятие в философии:

г) последователей Лао-цзы,

6. Как чаще всего переводится на русский язык название древнекитайской книги «Дао-дэ-цзин»?

а) Песня Господу,

б) Хвала Небесам,

в) Книга Пути и Благодати,

г) Книга Закона и Благодати.

7. Что такое «нирвана» в концепции буддизма?

в) колесо перерождений;

г) состояние полной безмятежности и отрешённости от земного суетного мира;

д) судьба, вырастающая из системы причинно-следственных связей.

8. Какая из перечисленных черт НЕ присуща восточной философии?

г) устремлённость к гармонии с Природой.

9. Характерной чертой традиционной Азии является наличие:

10. Определите наиболее позднюю по времени возникновения восточную религию:

11. Определите, какому первоисточнику принадлежит следующий фрагмент текста. «Серьёзность – путь к бессмертию. Легкомыслие – путь к смерти. Серьёзные не умирают. Легкомысленные подобны мертвецам»:

б) «Эпос о Гильгамеше»,

12. Какая из перечисленных индийских варн соответствует сословию воинов?

13. Согласно буддийской терминологии, боддхисаттва – это:

б) настоятель Храма;

в) синоним слова «Будда»;

г) субъект, который способен перейти в состояние нирваны, но остаётся в земном мире из сострадания к другим людям.

14. Согласно учению Будды Гаутамы, жизнь есть:

15. Какая древневосточная культура не принимала, резко отрицательно относилась к фигуре героя?

16. Буддийская религиозная постройка, распространённая в странах Южной и Юго-Восточной Азии, именуется:

17. «Книга мёртвых» – это первоисточник, известный нам благодаря культурам:

а) Индии и Египта,

б) Египта и Тибета,

в) Ассирии и Тибета,

г) Китая и Индии.

18. Какая из перечисленных черт НЕ является характерной для описания восточного типа мировоззрения?

а) ориентация на традиционализм,

б) поклонение предкам,

в) преобладание демократических ценностей,

г) круговая порука.

19. Бог земли в древнеегипетской мифологии – это:

20. Какое из перечисленных божеств не являлось общинным в контексте шумеро-аккадской мифологии?

21. Какой Веды не существовало у древних индусов?

22. Круговорот рождения и смерти обозначается в индийской философии понятием:

23. К шести главным теистическим школам индийской философии НЕ относится:

24. Какая черта в наибольшей степени характеризует социокультурное устройство восточных традиционных обществ?

25. Какая из перечисленных точек зрения НЕ является характерной для выражения восточного типа религиозно-философских взглядов?

а) Вселенная существует в бесконечных циклах творения, сохранения и разрушения. Не бывает абсолютного конца мира, нет двойственности Бога и мира – они едины.

б) Мир был создан Богом и когда-то в будущем будет Им навсегда разрушен. Бог отличен от мира и управляет им свыше. Природа мира двойственна.

в) Человек свободен выбирать для себя форму поклонения Богу, ибо все пути, в конечном счёте, ведут к Нему. Грех присущ только уму, а не душе, ибо она чиста. Не будет никогда никакого Судного дня, ибо Бог не судит и не наказывает. Он любовно ведёт все души назад, к Нему.

г) Религия – явление космическое, вечное, трансцендентное по отношению к циклической человеческой истории. Особенно важно в религии обнаружение присутствия Бога здесь и сейчас.

Мир Культуры

Мир ЛЮБВИ, КРАСОТЫ И ЗНАНИЯ

Притяжение Востока. Цели Центрально-Азиатской экспедиции Н.К. Рериха. Ярцева Галина

Карта маршрута Центрально-Азиатской экспедиции воспроизведена по изданию: N. Roerich. Altai – Himalaya: A Travel Diary. New York, 1929

Проблеме взаимоотношений культур Востока и Запада посвящены сотни исследований. Главное различие этих культур, отмечают учёные, — в методах познания мира. На Востоке освоение ценностей осуществляется на основе религиозно-философских традиций, на Западе –– через науку. На Востоке знания получают от духовного учителя, на Западе –– через интеллект. Начисто отрицая духовные достижения Востока, горделивый Запад всегда считал, что Восток «отстаёт» от него в своём развитии и, более того, что он «облагодетельствовал» Восток, подарив ему плоды технического прогресса. Однако на протяжении веков картина мира не раз менялась в глазах учёных.

Со временем Восток перестал быть для Запада более или менее единым, оказалось, что в нём не одна цивилизация, а множество самобытных культурно-исторических образований (Ближний Восток, Китай, Индия, Тибет и др.). Это привело к переосмыслению концепции «Восток — Запад». Если ранее её представляли как единство противоположностей, то теперь заговорили о традиционности, или нормальности, цивилизаций Востока и отклонении от нормы именно европейского (западного) способа цивилизационно-исторического существования 1 .

Согласно этой точке зрения, именно Восток был колыбелью мировой цивилизации и человеческой культуры. «Для всех его социокультурных образований было характерно стремление к сохранению… устойчивого социального порядка и сложившихся религиозных и моральных стандартов поведения» 2 .

Восток всегда стремился следовать духовным заповедям. Религии Востока –– это прежде всего пути самосовершенствования, а через них и совершенствования окружающего мира. Люди Востока убеждены в том, что человек лишь тогда может изменить мир к лучшему, когда усовершенствует прежде всего себя и в себе самом обретёт гармонию и цельность. Восток исповедует концепцию ненасилия. Восток убеждён в том, что все люди едины как между собой, так и с природой, что жить можно только во имя Общего Блага и что сама жизнь есть служение людям.

Эта мировоззренческая установка пленяет умы не только учёных-историков. Она оказала сильное воздействие на многих мыслящих людей. «Рубеж XIX – XX веков ознаменовался глубоким поворотом к Востоку в кругах образованного русского общества того времени. После почти двухвекового контакта России с Европой, начавшегося в эпоху Петра Великого, этот интерес к Востоку был далеко не случаен. Достаточно вспомнить значительные слова Достоевского: “Да, если и есть один из важнейших корней, который надо у нас оздоровить, так это именно взгляд наш на Азию…”» 3

Меняется взгляд на Азию и при русском дворе. Раньше наследники российского престола по сложившейся традиции после завершения образования совершали два путешествия: большое –– по России, краткое –– по Европе. Но цесаревич Николай Александрович в 1890 – 1891 годах кроме короткого путешествия по Европе совершил длительное путешествие по странам Востока. В России возникает интерес к Азии, стремление расширить зону своих экономических интересов за счёт этих территорий. Желая улучшить взаимоотношения с Тибетом, Николай II даже разрешает возведение в российской столице буддийского храма.

Читайте также:  7 оригинальных сортов петуний, которые украсят ваш цветник

Научные круги не остаются в стороне. Академик С.Ф. Ольденбург в 1897 году основал серию «Bibliotheca Buddhica», сыгравшую огромную роль в истории российской и мировой буддологии. Русское географическое общество организует в конце XIX – начале XX века более двадцати научных экспедиций в Центральную Азию — под руководством Н.М. Пржевальского, В.И. Роборовского, П.К. Козлова и др. Даже от военного ведомства была организована экспедиция.

Мотивы Востока проникают и в литературную среду Петербурга. «Из числа современных Рериху поэтов индийская литература, как древняя, так и современная, привлекала С. Надсона, Ю. Балтрушайтиса, И. Бунина и К. Бальмонта…» 4

В искусстве к индийским сюжетам обращались князь А.Д. Салтыков, Н.Н. Каразин, В.В. Верещагин.

Находясь в России, при отсутствии «визуальной натуры» (по выражению П.Ф. Беликова), Н.К. Рерих создавал литературные и художественные произведения, посвящённые индийской тематике, –– сказки, стихотворения, картины.

Азией Рерих грезил с детства: «В семье нашей сама судьба складывала особые сношения с Азией. Постоянно появлялись друзья, которые или служили в Азии, или вообще изучали её. Профессора восточного факультета бывали у нас. Из Сибири приезжали томские профессора и всё толковали об азийских глубинах и усиленно звали не терять времени и так или иначе приобщаться к азийским просторам. Каждая памятка из Азии была чем-то особенно душевным от ранних лет и на всю жизнь» 5 .

По рекомендации археологов А. Спицына и С. Платонова Рерих ещё в студенческие годы был избран членом Русского археологического общества, где ежегодно выступал с докладами о результатах собственных раскопок. В 22 года в качестве внештатного преподавателя он прочитал в Петербургском археологическом институте курс лекций на тему «Художественная техника в применении к археологии».

В Русском археологическом обществе Николай Константинович регулярно посещал заседания Восточного отдела и внимательно следил за всем, что делалось в области востоковедения на родине. П.Ф. Беликов свидетельствует: «…сохранилась запись Рериха о востоковедческой работе в Российской академии наук в 1917 – 1920 гг. В списке перечислены издания серий “Bibliotheca Buddhica” и “Памятники индийской философии”, упомянуты сочинения П. Козлова и Г. Цыбикова, перечислены лекции С. Ольденбурга, Ф. Щербатского, Ф. Розенберга, Б. Владимирцова, читанные ими на Буддийской выставке в августе 1919 г. в Петрограде» 6 .

Большое впечатление на художника произвели рассказы о путешествиях по Индии археолога-востоковеда В.В. Голубева. Во время встречи в Париже в 1913 году они обсуждали план совместной поездки в Индию. Поездка не состоялась из-за начавшейся Первой мировой войны. Лишь к весне 1923 года Рерих подошёл вплотную к осуществлению своего замысла.

Н.К. Рерих. СВЯТЫНИ И ТВЕРДЫНИ. 1925

Основной задачей экспедиции Н.К. Рериха было проникнуть в ещё не исследованные районы Центральной Азии и по возможности изучить их. Это была уникальная комплексная научно-художественная экспедиция со сложным маршрутом, по которому до Рериха не проходил ни один исследователь-европеец и который до сих пор не повторён никем из научного мира, хотя и были попытки пройти отдельные его участки.

Николай Константинович Рерих как художник мечтал о создании живописной панорамы земель и народов Центральной Азии. И действительно, весь пройденный маршрут оказался запечатлённым на его картинах.

Научные задачи экспедиции предполагали:

1) проведение археологической разведки и изучение возможностей для дальнейших серьёзных исследований малоизученных районов Центральной Азии;

2) изучение языков и диалектов Центральной Азии, где «в труднодоступных горных долинах… сохранились многие бесценные лингвистические и этнографические материалы, которые могут послужить реконструкции прошлого Азии» 7 ;

3) изучение истоков древних религий и верований, раскрытие их первоначальной сути, что было необходимо для расширения представлений современной науки о духовных Учениях Востока. Особый интерес для Н.К. Рериха представлял буддизм, оказавший огромное влияние на культуру Индии и всей Центральной Азии;

4) сбор коллекций предметов, иллюстрирующих духовную культуру народов Центральной Азии;

5) сбор материалов, подтверждающих гипотезу Рерихов о том, что Центральная Азия была колыбелью человечества и местом встречи многих азиатских цивилизаций;

6) исследование общих источников культур и родственных связей славянских и индийских народов;

7) изучение следов великого переселения народов.

Рерих признаётся, что последняя задача была ему особенно близка: «Проблема великих миграций –– самая привлекательная в истории человечества» 8 . «Общепринятые деления на гуннов, аланов, готов, — говорит он в книге «Алтай — Гималаи», — разбиваются на множество необъяснённых подразделений. Настолько всё неизвестно, что монеты с определёнными датами иногда попадают в совершенно несоответствующие своему времени условные периоды. Оленьи камни, керексуры, каменные бабы, стены безымянных городов хотя и описаны и сосчитаны, но пути народов ещё не выявлены. (…) Если сравните все устные сроки из Индии, Тибета, Египта, Монголии, то совпадения их напомнят, как помимо историков пишется другая история мира» 9 . Сведения об этой другой истории Рерих черпал в народной памяти стран Востока — мифах, сказаниях, легендах, сказках и пророчествах — и относился к ним как к историческому источнику. Путешествуя по Центральной Азии, Н.К. Рерих искал не различия между народами, как другие историки, а именно то общее, что их объединяет и роднит.

Горы Азии скрывают от современной цивилизации древние культуры и религии. Оба Рериха –– и Николай Константинович, и его сын Юрий –– утверждают, что взаимовлияние культур происходило именно в период кочевых империй на огромных территориях Евразии. Они оба считали, что Центральная Азия была колыбелью и европейской культуры, и пытались связать историю Запада и Востока в единый исторический процесс.

Н.К. Рерих был абсолютно убеждён в тесной исторической связи народов России с Востоком, в том, что на Древнюю Русь Восток оказывал гораздо большее влияние, чем Запад: «Русь в древнейшие времена уже внимательно слушала сказания мудрых восточных гостей» 10 . «В послемонгольскую эпоху, — пишет А.Н. Зелинский, — когда Русь стала превращаться в Россию, она сама выступила собирателем степных и лесостепных пространств Евразии, не только объединяя живущие в них народы оружием, но и опираясь на силу традиций тех древних связей с Востоком, корни которых уходили в далёкое прошлое» 11 .

Об этом же писал историк XX века Лев Гумилёв: «…Николай Константинович Рерих, начавший свою художественную деятельность с огромного интереса к сюжетам Древней Руси, почувствовал, что для объяснений их ему одного только местного русского материала недостаточно. Культурные связи увели его в Монголию и дальше в Тибет, потому что там были люди, которые были связаны с нашими русскими славянскими предками неразрывными узами любви и вражды, случайных столкновений и обмена невестами. Там была другая часть, другая половина великой середины нашего континента…» 12

Нужно было спешить доказать эти связи, пока не ушло время. Н.К. Рерих писал: «Обычаи, погребальные “холмы” с оградами, орудия быта, строительство, подробности уборов и одежды, все памятники стенописи, наконец, корни речи — всё это было так близко нашим истокам. Во всём чувствовалось единство начального пути. (…) И мы должны спешить изучать эти народные сокровища, иначе недалеко время, когда английская культура сотрёт многое, что нам так близко. Обычаи вымирают, быт заполняется усовершенствованиями, гробницы и храмы оседают и разрушаются. (…) Но, повторяю, надо спешить. Надо не упустить многие последние возможности» 13 .

Азия предоставляла внимательному исследователю громаднейший материал. Рерих открыл Европе Азию настоящую — раскрывая в художественных полотнах и литературных трудах её культурную и духовную жизнь.

В Центральной Азии началась живая связь старшего сына Рериха –– востоковеда Юрия Николаевича –– со странами, историю которых он совсем недавно изучал, будучи студентом. Теперь же он приступил к практическому изучению истории, этнографии, религии, литературы, искусства и языков народов Азии.

Он мечтал об издании труда, обобщающего результаты исследований многих поколений учёных, — о составлении «Общей истории Востока». Подобная уже существовала для Запада, а «Общая история Востока» объединила бы «историю Древней Индии, Китая и Ближнего Востока» и позволила бы «составить более ясное представление как о великих исторических событиях, так и о том влиянии, которое страны Востока веками оказывали друг на друга» 14 .

«Другим направлением, предложенным Ю.Н. Рерихом, –– говорит его ученица М. Воробьёва-Десятовская, –– было изучение психологии древних народов, особенно кочевников. Он попытался ответить на вопросы: что толкало кочевников на новые места, только ли потребность в новых пастбищах; обладали ли древние центры цивилизации какой-то особой притягательной силой для них, и если да, то почему. Справедливости ради нужно заметить, что проблему эту Ю.Н. Рерих попытался поставить и решить задолго до Л.Н. Гумилёва, и материал для этого Юрий Николаевич по крупицам собирал из первоисточников» 15 .

Н.К. Рерих. Монастырь Ламаюра. 1925

Наряду с понятными всем научными задачами экспедиции существовали и сокровенные её цели, которые мы ещё только начинаем постигать. Открыться нам они могут лишь с позиций нового эволюционного мировоззрения — Учения Живой Этики (Агни Йоги), явленного человечеству как синтез научной мысли Запада и великой мудрости Востока и вобравшего в себя основы всех мировых религий и учений. Дали его человечеству через Рерихов Великие Учителя –– Махатмы. «Не оторванное от жизни, не уводящее, но созидающее –– таково учение Махатм. Они говорят о научных основах существования. Они направляют к овладению энергиями» 16 .

Всё на свете есть энергия: и материя, и дух. Мироздание — это грандиозная одухотворённая система, одним из составляющих которой является человек. Взаимодействие человека и мироздания подчинено великим Законам Космоса. Их соблюдение ведёт к совершенствованию и человека, и Космоса. Незна­ние Законов и их нарушение ведёт к инволюции.

Великие Учителя делают всё возможное, чтобы спасти человечество и планету. Частью этого великого плана стало шествие четверых избранных по лику Земли. Рерихам было предназначено дать сдвиг сознанию человечества, помочь ему осознать необходимость духовного возрождения.

Поэтому одной из важных целей экспедиции являлось прохождение именно этим маршрутом. Посещение Рерихами определённых стран и местностей не было случайным. Рерихи были Вестниками того мира, к которому человечеству предстоит ещё долго идти по пути эволюционного развития. Клод Брэгдон, один из исследователей творчества художника, утверждал: «…имеется вполне обоснованная точка зрения, с которой Рерих может рассматриваться как посланник тех сил, которые руководят человечеством… он совершает путешествия в необитаемые и запретные земли для выполнения миссии, цель которой будет проявляться всё больше и больше» 17 .

«Сокровенная тропа экспедиции Рерихов пролегла по одному из древнейших путей эволюции человечества. Тысячелетия назад по нему прошёл Будда» 18 .

Путь Рерихов проходил именно там, где скрытые до срока эволюционные силы народов нуждались в пробуждении. Обходя земли Центральной Азии, экспедиция как бы очерчивала границы территорий, которым суждены возрождение и расцвет в Новую Эпоху, центры будущих культур и цивилизаций.

Следует отметить, что некоторые исследователи настойчиво твердят о неких скрытых политических целях экспедиции, приписывая Н.К. Рериху политические амбиции: якобы Николай Константинович хотел «на просторах Сибири и Центральной Азии» создать Новую Страну –– независимое государство «Соединённые Штаты Азии».

Разговоры о Рерихе как о политике несостоятельны. Да, планировалось «учреждение центра в Азии», но центра духовного. Николай Константинович писал об идее Единой Азии, о «Священном Союзе Востока», как о более справедливом обществе, основанном на высоких духовных началах, но для такого Союза надо было сначала подготовить людей, а это длительный процесс, сознание людское в одночасье не меняется. Рерих писал о поисках общего пути при различных мировоззрениях, о мирном существовании, о процессах рождения «Новой Страны», он широко сеял зёрна понимания Новой Эпохи. Рерих твёрдо верил, что когда-нибудь в будущем Новый Мир непременно осуществится.

«…Не политические цели преследуются им, –– говорил П.Ф. Беликов, –– а гораздо более глубокие и дальновидные. Политическая ситуация была лишь одним из средств свержения колониализма, возрождения Востока и духовного преобразования… Вестником Новой Эры выступал Рерих, и ничто не могло заставить его [отступить]» 19 .

Главной миссией Рерихов на просторах Азии была подготовка будущего мирного сближения России
с буддийским Востоком. В этой связи посещение Москвы и Алтая для них было обязательным: переговоры с советскими руководителями явились важной частью их миссии. В Москву Рерихи привезли два Послания Восточных Махатм. Махатмы приветствовали молодую советскую власть и обещали подать «деятельную помощь» Советскому правительству в случае, если оно признает буддизм учением коммунизма, так как «неотложно нужны меры для введения мирового коммунизма как ступени неотложной эволюции» 20 .

Идейные стороны коммунизма и учения Будды были философски близки друг другу, сближение буддийского учения и коммунистического мировоззрения было весьма реальным, так как цель обоих учений одна –– это община и общее благо. Но Послания были проигнорированы. Признать «буддизм учением коммунизма» для атеистического правительства России оказалось неприемлемым, а тем более признать руководство неизвестных им Махатм. Это решение отбросило страну на долгие годы назад в её эволюционном развитии.

На Алтае у Рерихов были перспективные планы, связанные с корпорацией «Белуха», которая предполагала заняться освоением алтайских земель.

В Лхасу Н.К. Рерих шёл как глава посольства западных буддистов в надежде на объединение буддистов Востока и Запада. Далай-лама XIII запретил въезд экспедиции в столицу Тибета.

Невероятные трудности и опасности ожидали экспедицию на её многокилометровом пути по тропам Центральной Азии. Однако, несмотря ни на что, все основные задачи экспедиции были выполнены.

3 Зелинский А.Н. Рыцарь культуры // Юрий Николаевич Рерих. Биб­лиографический указатель. М., 2002. С. 12.

5 Рерих Н.К. Азия // Листы дневника. Т. 2. М., 1995. С.114.

6 Беликов П.Ф. Николай Рерих и Индия // Непрерывное восхождение. Т. 1. М., 2001. С. 315.

7 Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия: Статьи, лекции и переводы. Самара, 1999. С. 237.

8 Рерих Н.К. Подземные жители // Шамбала. М., 1994. С. 137.

9 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. Новосибирск, 2014. С. 370.

10 Рерих Н.К. Азия // Листы дневника. Т. 2. С. 114.

11 Юрий Николаевич Рерих. Библиографический указатель. С. 21.

13 Николай Рерих в русской периодике. Вып. V. СПб., 2008. С. 121 – 122.

14 Рерих Ю.Н. Тибет и Центральная Азия. С. 15.

16 Рерих Н.К. Алтай — Гималаи. С. 413.

18 Ольховая О.А. Путь, заповеданный в веках // Восход. 2008. № 12. С. 20.

19 Беликов П.Ф. Рерих: Опыт духовной биографии. М., 2011. С. 280.

20 Рерих Е.И. Листы дневника. Т. 3. М., 2012. С. 124.

Добавить комментарий